Categorized | Англия

Анжелика между тем была неумолима

«Как человек, захваченный страстью, он поклялся сэру Джорджу Кэрью, что переоденется и раздобудет лодку, чтобы облегчить свои страдания хотя бы только одним взглядом на королеву, в противном случае, — заявлял он, — его сердце разобьется». Его страж вовсе не хотел неприятностей и отказался отпустить его под честное слово. Рэли разъярился и начал оскорблять Кэрью. От разговора на повышенных тонах кузены перешли к делу и обнажили шпаги. Лишь вмешательство Горджеса, бросившегося их разнимать и поранившего пальцы о клинки, предотвратило серьезное кровопролитие, но не примирило их. Заканчивая свой отчет, Горджес заключал: «Боюсь, сэр Уолтер Рэли скоро превратится в Неистового Роланда, если светлая Анжелика будет с ним сурова и впредь».

По ее приказу Рэли перевели изпод домашнего ареста в Тауэр. В заточении он слагал стихи: Пусть плоть в стенах заточена, Не чует ран, ей нанесенных злом, Зато душа, свободы лишена, Прикована к пленявшему в былом, Лишь бледный лик унынья виден ей. Был прежде этот каземат Любого обиталища милей, Но время и превратности сулят Иного стража мне и стол иной. Свет красоты и огнь любви меня Живили, но сокрытому стеной Ни пищи нет, ни света, ни огня. Отчаянье замкнуло мне врата. Стенам кричу — в них смерть и пустота .

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta