Categorized | Эпоха в лицах

Активные действия Сталина

Сталин начал активно действовать не только в «верхах», но и в самом Секретариате ЦК, уделяя особое внимание прежде всего его кадровой деятельности. Здесь с приходом в июле 1922 года на должности заведующего организационно-инструкторским, а затем организационно-распределитель­ным отделом ЦК Кагановича появился еще один, наряду с Молотовым, лично и полностью преданный ему многолетний сподвижник. Уже в 1923 году Каганович стал кандидатом в члены ЦК, а в 1924 году — секретарем ЦК и членом его Орг­бюро. Молотов и Каганович были не единственными, кто в том, 1922, способствовал сосредоточению власти в руках Ста­лина. Здесь стоит еще раз вспомнить состав ЦК, избранный на XI партсъезде. Андреев, Ворошилов, Мануильский, Мико­ян, член ЦКК Шкирятов и другие… Личная подпорка Стали­на каждым их них по отдельности, может, и не сыграла бы тогда значительной роли, но все вместе они способствовали зарождению зловещей групповщины, которая на деле оказа­лась опаснее фракционности и в последующей внутрипартий­ной борьбе сыграла самую недобрую роль.

Сказанное никак не умаляет действий самого Сталина. Начав лето 1922 года вторым в той «связке», о которой шла речь, он уже к осени фактически занял в ней если пока и не полностью ведущее, то, во всяком случае, равное положение, хотя формально все оставалось по-прежнему. И если уж гово­рить о политической недальновидности и даже попуститель­стве Каменева в отношении авторитарности Сталина, то они наиболее значительно проявились именно в те месяцы, когда отсутствовал Ленин. При этом наряду с другими факторами сказался и субъективный — личные черты самого Каменева.

Фамилия Каменева в отличие от десятилетиями почти не упоминавшейся фамилии Рыкова никогда не была «изъята». Больше того, она становилась известна со школьных лет, и не одно поколение старшеклассников знало: «А, это тот, что вы­ступил против Октябрьской революции!» К сожалению, и в работах историков оценка жизненного пути этого большевика была, в сущности, не выше.

И сегодня его фамилия в наших представлениях о первом советском десятилетии как бы склеилась с другой — Зиновь­ев. Между тем он являл собой иной тип человека, нежели по­следний. Каменева отличала не только внешняя, но и внут­ренняя интеллигентность, мягкость и даже некоторая уступ­чивость в общении. Скорее всего, ему импонировало нахож­дение в самом первом ряду высших руководителей, и он не претендовал на большее. То, что мы называем «культом лич­ности», ему было, вне всяких сомнений, чуждо.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta