Categorized | Эпоха в лицах

Апрельский пленум ЦК и ЦКК 1929 года

Задумываясь над последним, не стоит ли вспомнить и о тех изменениях, которые начались в стране ровно за год до гибели поэта? Ведь апрельский пленум ЦК и ЦКК 1929 года, на котором Сталин вплотную приступил к подготовке изгна­ния из высшего партийного руководства Бухарина, Рыкова и Томского — последней тройки членов Политбюро, сформиро­ванного при Ленине, стал предвестником перемены всей об­щественной атмосферы.

Впрочем, две недели спустя после пленума, 1 мая 1929 го­да, стоя на правом крыле тогда еще деревянного Мавзолея, Сталин и Рыков, а также находившиеся чуть поодаль от них, среди других вождей, Бухарин и Томский вроде бы по-преж­нему приветствовали праздничные колонны москвичей. Но они собрались здесь все вместе в последний раз.

В тот Псрвомай по Красной площади провезли несколько макетов, на которых шаржированная фигура незадолго перед тем высланного из СССР Троцкого беспрестанно кланялась неимоверно толстым буржуям, чистила сапоги фашистам. На плакатах, призывавших окончательно «выкорчевать» оппо­зицию, фамилии Зиновьева и Каменева, однако, не значи­лись. Они только что вновь были приняты в партию, и счита­лось, как говорили тогда, разоружились. Их даже пустили на гостевые трибуны, где, как всегда, было немало старых боль­шевиков, участников первых маевок, встреч послеоктябрь­ских майских праздников вместе с Лениным.

Двенадцатый советский Первомай был в Москве дождли­вым. И сегодня, когда силишься вглядеться в тот день, кажет­ся, что пленка дождя, косившего над Красной площадью, как бы отсекала предшествующие годы от «великого перелома», к черте которого теперь уже почти неотвратимо вело страну сталинское руководство. Но разве оно стало складываться в 1929 году? Разве предшествующие события не несли в себе в том числе и тенденции, окрепшие и вырвавшиеся наружу на исходе того года? И наконец, разве не случилось то, чего Ле­нин так опасался шесть лет назад? Развернувшаяся после его кончины внутренняя борьба не могла не нанести удар по ста­рой партийной гвардии; она расшатала ее авторитет и ослаби­ла настолько, что уже к концу 20-х годов он фактически ут­ратил определяющее значение. Ряды старых большевиков были в 1927—1929 годах основательно «вычищены» и разоб­щены, а коллективное руководство партией и страной если пока еще и не было окончательно сведено на нет, то резко су­зилось до группы вольных и невольных приверженцев «руле­вого большевизма».

Проблема изучения развития этой сложной и многопла­новой ситуации была отмечена еще во вводном очерке. Поче­му понадобилось вновь затронуть ее? В современной литера­туре нередко высказывается мнение, что Сталин совершил в конце 20-х годов переворот (порой его называют термидори­анским, иногда брюмерианским).

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta