Categorized | Эпоха в лицах

Атмосфера в политической жизни страны

Но сам по себе этот личный честолюбивый замысел не так-то уж много значил. Осуществить его только с помощью партийного аппарата и политических комбинаций вряд ли было возможно. Драматизм ситуации заключался в том, что сталинский замысел находился в русле устремлений опреде­ленной и немалой части трудящихся масс, захваченных «ре­волюционной нетерпеливостью», своеобразным революцион­ным романтизмом, породившим у них веру в то, что старый мир будет полностью сломан и «социализм можно построить завтра». Эта часть трудящихся во имя такого «завтра» шла на неимоверные лишения, совершала подвиги, вовлекала в ор­биту энтузиазма молодежь, другие стой общества. Но она же создавала свою атмосферу в политической жизни страны и прежде всего в партии.

Не понимая такой атмосферы, нельзя понять и события, развернувшиеся в конце 20-х годов в высшем эшелоне власти. Борьба с Рыковым, Бухариным, Томским и их сторонниками, а точнее, борьба, развязанная Сталиным и его фракцией внутри руководства партии, продолжалась свыше полутора лет, с февраля 1928 до ноября 1929 года. В ней можно выде­лить две основные фазы.

Первая охватывает примерно десять-одиннадцать меся­цев 1928 года. Ее основной политический итог выразился в том, что равновесие в высшем партийно-государственном ру­ководстве перестало существовать. Рыков, Бухарин и Том­ский (Угланов уже был освобожден от руководства москов­ской организацией) оказались в Политбюро в меньшинстве и, продолжая отстаивать свои взгляды, были вынуждены перей­ти в оппозицию по отношению к его большинству во главе со Сталиным.

Последний, наращивая свои удары, вместе с тем осущест­влял обманные для своих противников маневры. Именно ле­том 1928 года он пытался успокоить Бухарина, заявив: «Мы с тобой — Гималаи, остальные — ничтожества». Не к тому ли времени относится и его разговор с Рыковым, которому он предложил «руководить вдвоем» («Как два Аякса», — ще­гольнул Сталин знанием героев «Илиады»).

Их разговор не может быть воспроизведен дословно, его нельзя и точно датировать, ведь он мог произойти и в 1926— 1927 годах. Однако, сообщив о нем накануне своего ареста до­чери, Н.С. Рыкова затем сказала: «Твой отец отказался… С тех пор и пошло…» А «пошло», как известно, в 1928 году…

Почти весь следующий, 1929 год, вплоть до ноября, борь­ба внутри руководства продолжалась, вступив в свою вторую, и заключительную, фазу. Несмотря на то что «тройка» оста­лась в меньшинстве, она не сложила оружие. Продолжались яркие выступления в печати Бухарина. Рыков осуществлял общее руководство завершением плана пятилетки, стремясь воплотить в нем директивы XV съезда.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta