Categorized | Эпоха в лицах

Большевистская фракция

Но это «вместе» было весьма относительное. Не успела Нина Семеновна устроиться в Москве, как ей пришлось соби­рать мужа в длительную поездку. Хотя основная работа Ры­кова была связана с московской большевистской организа­цией и с местным Советом, ему почти ежемесячно приходи­лось пользоваться вагонами Николаевской железной дороги, выезжать в Петроград.

На этот раз, в июне, он провел там почти три недели, бу­дучи делегатом I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Съезд, представлявший свыше 350 Со­ветов всей страны, вполне мог, опираясь на поддержку масс, взять власть в свои руки. Однако большинство на нем принад­лежало меньшевикам и эсерам (большевистская фракция включала около 10% делегатов), которые настойчиво вели линию соглашения с буржуазией. Под сводами зала кадетско­го корпуса на Васильевском острове, где проходил съезд, мо­нотонно журчали их речи с призывами к «единению всех сил революции» и к поддержке Временного правительства.

Мощным диссонансом таким призывам стали политиче­ские демонстрации, прошедшие в Петрограде и Москве, озна­меновавшие новый, июньский, революционный кризис. Ры­ков с вниманием вчитывался в сообщения петроградских га­зет о том, что в воскресенье, 18 июня (1 июля), во всех райо­нах Москвы прошли многолюдные митинги и демонстрации. Над толпами людей колыхались транспаранты: «Вся власть Советам!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Да здравствует контроль и организация производства!».

Под аккомпанемент этих выступлений съезд закончил ра­боту, избрав первый, меньшсвистско-эсеровский по его руко­водству, ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов. Пропорционально представительству на съезде в состав ВЦИК вошли и большевики (Ленин, Зиновьев, Каменев, Ми­лютин, Ногин, Сталин и др.). Рыков, Смидович, а также все более заявлявшие свою активность «молодые большевики» Бухарин и Томский были избраны кандидатами в члены ВЦИК от московских трудящихся.

О чем мог думать Алексей Иванович, возвращаясь после съезда в Москву? Со времени, когда он получил в Нарыме первую весть о свержении царизма, прошло почти четыре ме­сяца. Ни одно революционное требование народа, с которым он шел на баррикады против самодержавия, не было удовлет­ворено.

«Долой войну!» — неслось над городами и селами России. «Мир!» — требовали солдаты, измученные многолетней бой­ней за чуждые им интересы. Но Временное правительство и не думало заключать мир, оно продолжало империалистиче­скую войну. Эсеры и меньшевики оправдывали эту политику рассуждениями о том, что война теперь приобрела иной ха­рактер, ведется за защиту «революционного отечества».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta