Categorized | Эпоха в лицах

Борьба против «правых»

Однако объем реальной власти хозяина ка­бинета был обратно пропорционален тому, что пока знали о нем страна и подавляющее большинство партии. Впрочем, фамилия его, всего лишь два-три года назад малоизвестная, теперь стала вес более привычно открывать официальные пе­речни руководителей, в начале которых обычно значилось —

Рыков, Сталин… Или Сталин, Рыков… До времени такой пе­рестановке вроде бы не придавалось значения*.

Недооценка в исторической литературе действительного значения Рыкова в высшем руководстве страны в немалой степени связана с господствующим десятилетиями в нашем сознании стереотипом, который едва ли не непременно свя­зывает его фамилию с Бухариным, при этом почти обязатель­но ставит ее второй после бухаринской, вольно или невольно представляя главу Советского правительства если и не эпиго­ном последнего, то, во всяком случае, как личность, не впол­не политически самостоятельную.

Такой стереотип возник и был навязан в конце 20-х го­дов, а бесспорным автором его является Сталин. Развертывая борьбу против «правых», он сразу нанес основной удар по их наиболее уязвимой фигуре — Бухарину, выступившему с те­оретическим обоснованием расхождений со сталинской ли­нией конца 20-х годов и только в этом смысле ставшему лиде­ром «правых». Их действительное ядро было тем-то и опасно для Сталина, что оно держало реальные рычаги власти (Ры­ков — правительство, Томский — профсоюзы, Угланов — мо­сковская партийная организация). Он не мог не сознавать, что фактическим лидером этого ядра является Рыков (может, и невольно для себя, учитывая черты его характера). Нанося основной удар по Бухарину, Сталин в действительности стре­мился сокрушить авторитет главы правительства, парализо­вать его воздействие на ход событий.

О драматических обстоятельствах этой борьбы еще при­дется говорить, сейчас же они затронуты лишь из-за необхо­димости наконец-то порушить отмеченный сталинский стере­отип, тем более что в наши дни он получил нечто вроде «вто­рого дыхания». 1988 год принес полную государственную и партийную реабилитацию «правым», что по времени совпало со 100-летием со дня рождения Бухарина. Накопленный нами опыт юбилеев был применен и в данном случае, что оберну­лось возникновением прямо-таки «бухаринского уклона» в литературе. Разумеется, в массе хлынувших работ немало по-настоящему серьезных, делающих важные начальные ша­ги в изучении деятельности этого выдающегося большевика, его действительно незаурядной личности, кстати резко контрастирующей (не в этом ли одна из причин повышенного интереса к нему?) с уровнем руководителей, занявших выс­шие партийные и государственные посты в последующие де­сятилетия.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta