Categorized | Эпоха в лицах

Борьба Рыкова и других руководителей большевистской фракции

Борьба Рыкова и других руководителей большевистской фракции, которую они вели внутри Совета, была нелегкой. Председателем его исполкома был Лев Хинчук, участник ре­волюционного движения с 1890 года, член ЦК меньшевиков. В руководимое им большинство входили видные меньшевики и эсеры, которым пока еще доверяла немалая часть москов­ских трудящихся. Именно там, в рабочих районах, на пред­приятиях, в конечном счете определялась судьба принимае­мых Советом решений и его действий. Работая под руководст­вом МК, Рыков наладил связь с большевистскими организа­циями в районах; вместе с ними и опираясь на них, он повел борьбу за революционно-пролетарское воздействие на Совет, укрепление его силы, сплочение в нем пролетарских и интер­националистских групп, как требовала того резолюция Ап­рельской конференции.

«Непосредственно под влиянием Рыкова Московский Со­вет рабочих депутатов становился центром революционной мобилизации рабочих масс, орудием борьбы за власть проле­тариата». В этом утверждении, опубликованном вскоре по­сле реабилитации Рыкова в одном из популярных ежене­дельников, неправда прошлых лет сменяется угрозой появ­ления хрестоматийного глянца новой неправды, означаю­щей, в сущности, перелицовку (смену «лиц») отживших сте­реотипов.

Слов нет, Рыков заявил себя в 1917 году одним из выдаю­щихся большевистских организаторов — «прорабов револю­ции». Но значит ли это, что революционность Московского Совета нарастала «непосредственно под его влиянием»? Та­кое утверждение в лучшем случае является упрощением. В действительности здесь сказались многие объективные (раз­витие революционного процесса борьбы московских трудя­щихся) и субъективные (деятельность сотен и тысяч больше­виков, известных и безвестных, оставшихся безымянными для истории) факторы. Рыков был в числе тех, кто благодаря своему опыту, энергии, организаторскому и пропагандистско­му таланту поднялся на гребень стремительно развивавшихся событий, совместными усилиями обеспечивал их движение в революционном русле, намеченном большевистской партией.

То была титаническая и одновременно повседневно-буд­ничная работа, забиравшая все силы. Случалось, что, так и не добравшись до дома, Алексей Иванович оставался ноче­вать в здании Совета, благо здесь от генерал-губернаторского быта сохранились диваны.

Свой дом он уже имел. И это было новое в его личной жизни. Впрочем, строго говоря, свое жилище он еще не обрел. Приехавшие из Ростова Нина Семеновна (жизнь беспаспорт­ного нелегала кончилась, и она теперь официально стала Ры­ковой), а также новый член их семьи — маленькая Наталка, разместились в квартире писателя Викентия Вересаева, брата большевика Петра Смидовича, дружеские отношения с кото­рым у Рыкова сложились еще во времена подполья. Пусть по­ка и не в своем жилье, но семья Рыковых наконец-то собра­лась вместе.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta