Categorized | Эпоха в лицах

Бывшие лидеры «левых» и «правых»

Впрочем, позже Сталин объединил их всех — «левых» и «правых» — политическими «судебными» процессами 1936— 1938 годов. Это общеизвестно. Но стоит обратить внимание на более ранний прием такого «объединения», примененный им на XVII съезде ВКП(б).

На нем с покаянными речами выступили бывшие лидеры «левых» и «правых», в том числе Рыков. Рассмотрение каж­дой из этих речей по отдельности мало что дает и оставляет лишь чувство горечи от их вынужденного славословия в адрес Сталина. Однако, взятые в совокупности, они по-своему вы­свечивают политический замысел руководителя этого съезда. Объявив последний «съездом победителей», Сталин организо­вал внутри его своеобразный «мини-съезд побежденных». Ки­ров назвал бывших лидеров оппозиции «обозниками» в дви­жении к социализму. Сталин стремился показать их повер­женными, плетущимися за его триумфальной колесницей.

Рыков, Бухарин и Томский были включены (разумеется, не без сталинского указания) в список для избрания нового состава ЦК партии. Однако теперь они стали не членами, а кандидатами в члены ЦК.

Через год, в феврале 1935 года, Рыков участвовал в рабо­те VII Всесоюзного съезда Советов; он был, как и прежде, из­бран членом ЦИК СССР, а на состоявшейся сессии последне­го — вновь утвержден наркомом связи. В «Правде» по стучаю утверждения правительства была помещена большая группо­вая фотография. Алексей Иванович стоит во втором ряду. По­сле публикации этого снимка фигура Рыкова мелькнет всего лишь раз — в кинокадре мартовского «процесса» 1938 года…

В 1961 году его дочь Наталию Алексеевну, вернувшуюся в Москву после многолетнего заключения и ссылки, неожидан­но для нее вызвали в ЦК КПСС"8. Один из четверых людей, находившихся в кабинете (их фамилии Наталия Алексеевна не помнит), спросил: «Говорил ли вам отец в самое последнее время, что он невиновен?» Наталия Алексеевна ответила, что такого стова — «невиновен» — в их доме произнесено быть не могло. Не возникало и мысли о какой-то вине Алексея Ивано­вича перед партией. «Видите ли, — сказали ей, — в деле Бу­харина имеются письма Сталину, где он пишет: «Иосиф, не верь тому, что я говорю на допросах. Я ни в чем не виноват, меня оклеветали». А в деле Рыкова ничего подобного нет. Что это может значить?» Объяснений, естественно, не последова­ло. Тогда ее попросили кратко изложить на бумаге все, что она помнит о последних неделях жизни отца.

Написанное Наталией Алексеевной в последующие дни (а оно далось ей очень нелегко и привело к нарушению мозгово­го кровообращения, двухмесячному пребыванию на больнич­ной койке) является, на наш взгляд, человеческим докумен­том большой силы, свидетельством трагизма последнего пе­риода деятельности А.И. Рыкова. Пересказывать этот доку­мент — значит многое потерять в нем. Ниже следует текст, написанный Наталией Алексеевной, который она передала для этой книги.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta