Categorized | Эпоха в лицах

«Человек из Крем­ля»

Но такое было возможно лишь на время. Когда через день после ленинских похорон II съезд Советов продолжил работу, ее повестку пришлось несколько изменить. Фрунзе от имени собрания представителей делегаций предложил снять доклад об организации промышленности. Выяснилось, сообщил он, «что тов. Рыков, который должен был сделать этот доклад, в настоящее время по состоянию своего здоровья этого доклада сделать не может».

Никому не дано знать свою, даже ближайшую судьбу. Не мог предугадать ее и Михаил Васильевич Фрунзе, большевик с 1904 года, оставшийся в памяти страны военачальником, а в действительности быстро заявивший себя крупным политиче­ским деятелем. Но срок его государственной деятельности оказался кратким. Пройдет немногим более полутора лет со времени II съезда Советов, и Рыкову будет суждено участво­вать в выносе из Дома Союзов гроба с телом Фрунзе, незадол­го перед тем, кстати чуть ли не в день своего 40-летия, став­шего вместо Троцкого наркомвоенмором, председателем Рев­военсовета СССР и избранного затем кандидатом в члены Политбюро ЦК РКП (б).

Сохранился фотоснимок, на котором Алексей Ивано­вич — справа от него Зиновьев, слева Каменев — делает пер­вые шаги, поддерживая гроб, от подъезда Дома Союзов к Красной площади, где за деревянным ленинским Мавзолеем была вырыта свежая могила. Тот день начала ноября 1925 го­да был нетеплым; Рыков, Зиновьев и Каменев одеты в пальто. А вот идущий на два-три шага сзади Каменева человек, при­крывший лицо рукой, кажется, в знакомом френче. Не Ста­лин ли это? Конечно, он случайно заслонил в момент съемки лицо, но, если это действительно Сталин, такая случайность символична. Еще не отгремела медь траурных оркестров, а многоустая московская молва уже разнесла весть, что сорока­летний нарком умер после не такой уж и сложной операции (по поводу язвы желудка) не без участия «человека из Крем­ля». Потом разговоры об этом жестоко преследовались, но они, перейдя на едва слышный шепот, вновь громко зазвуча­ли в наши дни, хотя никаких документальных подтвержде­ний им так и не появилось.

Мы воспринимаем их иначе, нежели они воспринимались тогда. И это понятно. С высоты минувших десятилетий, уже свершившихся событий, которые «утихомирились» в преде­лах однолинейности ушедших в прошлое этапов развития, нам теперь известен реальный вектор кипевшей тогда жизни. Но в этом преимуществе таится и опасность тех или иных аберраций нашего видения той жизни, порождаемых не толь­ко ее отстраненностью толщей минувших лет, но и предшест­вующими нам умышленными наслоениями. Думается, слухи о причине смерти Фрунзе, которые ныне воспринимаются че­рез призму наших современных знаний о преступлениях Ста­лина, тогда, в пору их возникновения, были одной из форм выражения тревоги в определенных партийных и обществен­ных слоях по поводу сложностей, обнаружившихся в руко­водстве партией и страной. Такие сложности и даже разно­гласия стали все более выявляться после кончины Ленина, хотя они накапливались уже в последние полтора-два года его жизни.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta