Categorized | Эпоха в лицах

Демократ-шестидесят­ник Николай Шелгунов

Примерно за четверть века до того демократ-шестидесят­ник Николай Шелгунов, характеризуя появление в порефор­менной России интеллигентов-разночинцев — людей «разно­го чина», выходцев из низших социальных слоев, — точно подметил, что они представляют собой поднимающуюся кверху часть народа, имеющую в нем свои корни. Понятно, со времени Шелгунова к 80—90-м годам XIX века, о которых сейчас идет речь, многое переменилось. Тем не менее сказан­ное им в своей мере приложимо к младшему поколению семьи вятского крестьянина и неудачливого саратовского го­рожанина Ивана Рыкова. Стремление «подняться кверху» оп­ределило путь к учению, достижению «положения» посредст­вом получения образования, а нелегкость этого пути, кото­рый нужно было преодолеть в борьбе за повседневное сущест­вование, рассчитывая только на собственные силы, способст­вовала жизненной закалке и, что немаловажно, сохранению связи со «своими корнями».

После смерти отца младшие Рыковы оказались в тяжелом положении. Судьба девятилетнего сироты гимназиста Алеши могла оказаться драматической, сети бы не поддержка стар­шей сестры Клавдии, которая к тому времени устроилась в саратовскую контору Рязано-Уральской железной дороги. Впрочем, уже с тринадцати лет гимназист-пятиклассник на­чал прирабатывать уроками, а два года спустя такой прирабо­ток обеспечил ему самостоятельное существование.

Конечно же, на платное репетиторство («уроки») брали не всякого гимназиста, тем более тринадцатилетнего. Моло­дой Рыков учился на пятерки. Хотя саратовская мужская гимназия и относилась к числу старейших (она была основана в 1820 году путем преобразования возникшей еще в 1786 году школы, в которой позже обучались главным образом солдат­ские сыновья — кантонисты, находившиеся на казенном обеспечении), вряд ли она выделялась среди других провин­циальных учебных заведений такого типа; как и все они, гим­назия несла на себе печать казенщины. Тем не менее в ее сте­нах Рыков получил основательное общее образование, гра­мотность, знание языков, увлеченно занимался математикой, физикой, естествознанием. Возможно, именно это привело его к раннему (в двенадцатилетнем возрасте) разрыву с рели­гией — поступку в наши дни вроде бы естественному, а по тем временам далеко не заурядному, тем более что он озна­чал неприятие основного мировоззренческого предмета гим­назического образования. Конечно, при этом внешний деко­рум сохранялся: сдача экзаменов по закону божьему была не­избежна.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta