Categorized | Эпоха в лицах

Деятельность Алексея Ивановича Рыкова

Впрочем, ближайшее время раскрыло нечто в корне иное: в действительности Сталин был совсем «не далек» от такого отрицания. И это касалось не только Троцкого. Уже в начале второй половины 20-х годов фамилии многих крупных боль­шевиков стали упоминаться с отрицательным знаком и все более уходить из широкого обращения. Хотя пора «рулевого большевизма» — так Калинин назовет в конце 1929 года Ста­лина — еще только близилась. Любопытны в этом смысле воспоминания К. Симонова о своих школьных годах, пришед­шихся как раз на то время. «К троцкистам относились отри­цательно, а к борьбе с ними как к чему-то само собой разуме­ющемуся. Но представления о Сталине как о главном борце с троцкизмом, сколько помню, тогда не возникало. Где-то до двадцать восьмого, даже до двадцать девятого года имена Ры­кова, Сталина, Бухарина, Калинина, Чичерина, Луначарско­го существовали как-то в одном ряду. В предыдущие годы так же примерно звучали имена Зиновьева, Каменева, позже они исчезли из обихода».

Ясно, те несколько фамилий, что называет в своих воспо­минаниях писатель, далеко не исчерпывают эпоху 20-х годов в лицах ее большевистских деятелей. Но они указывают их основной общий политический адрес. В литературе его назы­вают по-разному: старые большевики, ленинская гвардия, профессиональные пролетарские революционеры и т.д. Ленин считал, что их «можно назвать старой партийной гвардией»6.

Громадный, безраздельный авторитет ее тончайшего в ко­личественном отношении слоя имел в первые десять—двенад­цать послеоктябрьских лет определяющее значение в проле­тарской политике большевистской партии. Уже из констата­ции этого видно, какую огромную, во многом даже решаю­щую роль она сыграла в 20-е годы. Но приходится констати­ровать и другое: до сих пор нет ни одного специального иссле­дования, ей посвященного. Это не значит, что она замалчива­ется. Во многих конкретных работах о ней так или иначе го­ворится. К их числу относятся прежде всего биографические очерки о старых большевиках, что неудивительно — для та­ких очерков исследование формирования ленинской когорты революционеров, ее деятельности является, по существу, важнейшим.

Таковым оно является и при изучении деятельности Алексея Ивановича Рыкова, как дореволюционной, так и послеоктябрьской. Отсутствие обобщающих работ на данном историко-партийном направлении, конечно же, затрудняет это изучение.

Пожалуй, наиболее полно пока освещен процесс появле­ния на рубеже XIX и XX веков когорты профессиональных пролетарских революционеров, их самоотверженность и пол­ное личное бескорыстие в последующей неравной борьбе с са­модержавием. В журнальных подшивках середины 20-х годов затерялся человеческий документ, который, однажды прочи­тав, не забудешь. Это — письмо группы старых революционе­ров, которые, отмечая, что время и болезни берут свое — ря­ды бывших подпольщиков редеют, — категорически выступа­ли против того, чтобы их хоронили как-то особо, с почестями. Они подчеркивали, что вели борьбу, никогда не думая о лич­ном, тем более о почестях, пусть даже посмертных…

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta