Categorized | Эпоха в лицах

Эконо­мическая философия нэпа

Но могли ли они быть при этом и исключительными? Са­мо по себе осуществление диктатуры, в том числе и пролета­риата, невозможно вне единства двух названных выше сто­рон. Собственно, это и показано в приведенном определении. Руководя правительством диктатуры пролетариата, что Ры­ков не раз искренне и убежденно подчеркивал, он должен был, при всех своих устремлениях к демократизации обще­ственной жизни, высоких личных качествах, обеспечивать осуществление такой диктатуры в полном ее объеме. Конеч­но, можно сослаться на то, что так диктовали условия време­ни. Но в данном случае важно другое — признание противо­речивости ряда черт политической биографии Рыкова. Кста­ти, начало заката ее в этом смысле символично. Будучи лиде­ром, действительно олицетворявшим «политическую и эконо­мическую философию нэпа и смычки», что, в сущности, вы­ражало отмеченные выше гуманные функции диктатуры про­летариата, глава правительства тем не менее поддержал одну из самых жестких ее сторон и дал в январе 1928 года согласие (вместе с другими членами Политбюро) на требуемые Стали­ным чрезвычайные меры при проведении хлебозаготовок. Это в конце концов обернулось «изживанием» нэпа, извращением «смычки», многими другими тягчайшими социальными, эко­номическими и политическими последствиями, фактически превратившими в фикцию гуманные функции диктатуры пролетариата.

Весной 1923 года Рыков вместе со всеми делегатами XII съезда РКП (б) (напомним: это был съезд, на котором Ле­нин, будучи уже тяжело больным, отсутствовал) проголосо­вал за принятие резолюции по политотчету ЦК, с которым выступил Зиновьев. В ее тексте говорилось: «Диктатура рабо­чего класса не может быть обеспечена иначе, как в форме диктатуры его передового авангарда, т.е. Компартии».

Этот тезис скорее всего не привлек бы особого внимания, так как в среде коммунистов и без того нередко употребляли выражение «диктатура партии». Однако чуть более года спу­стя Сталин, решив, что пришла пора пустить первый проб­ный шар против Зиновьева с Каменевым, неожиданно опуб­ликовал в «Правде» одно из своих выступлений, в котором в том числе подверг критике тезис о диктатуре партии (не на­звав прямо фамилию Зиновьева). С явно показной претен­зией на авторитетность в теоретических суждениях он демон­стративно разоблачил проникновение «этой чепухи в партий­ную среду».

Этот эпизод засвидетельствовал распространение в кру­гах правящей партии определенных представлений, выража­ющих понимание ее руководящей роли в стране. В свою оче­редь стремление свести эту роль к непосредственному дикта­ту не могло не отразиться и внутри самой партии. В послед­нее время не раз отмечалось, что Сталин рассматривал пар­тию как своего рода орден меченосцев внутри Советского го­сударства. По этому поводу уже сказано немало справедливо разоблачительных слов. Подобные слова произносятся и в ад­рес Троцкого, считавшего партию неким подобием клана са­мураев.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta