Categorized | Эпоха в лицах

Кадровый рабочий-линотипист Ефремов

Третьим среди лидеров «правых» Сталин обычно назы­вал Михаила Павловича Томского, который свыше десяти лет (с 1918 по 1929 год, с коротким перерывом в 1922 го­ду) возглавлял в качестве председателя президиума ВЦСПС 11-миллионное профдвижение, практически охватывавшее весь рабочий класс страны. Кадровый рабочий-линотипист Ефремов, получив в 1906 году первую партийную явку в Томске, здесь же изменил фамилию и стал активным боль­шевиком-нелегалом, прошел через камеру смертников, ка­торгу. Судьба революционера свела его со своим ровесни­ком Рыковым еще в 1909 году, когда они вместе восста­навливали работу Московского партийного комитета. Три­надцать лет спустя оба они, как мы знаем, были рекомен­дованы Лениным для избрания членами Политбюро ЦК партии, что положило начало их длительному сотрудниче­ству.

Исчерпывался ли этой тройкой круг высших руководи­телей, активно выступивших против «линии» Сталина? Среди членов Политбюро — да, за пределами их состава — нет.

Как отмечалось, первоначально борьба развернулась в относительно узкой среде главным образом членов и канди­датов в члены Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК партии. В начале 1928 года их было 36 человек (см. табли­цу на с. 317*), включая председателя ЦКК Орджоникидзе. Восемь из них открыто и активно заявили себя противника­ми сталинских извращений. курса XV партсъезда. Кроме Рыкова, Бухарина и Томского, это были секретари МК пар­тии Н.А. Угланов (кандидат в члены Политбюро, член Орг­бюро и секретарь ЦК) и В.А. Котов (кандидат в члены Орг­бюро), заместители председателя СНК СССР В.В. Шмидт (кандидат в члены Оргбюро) и СНК РСФСР А.П. Смирнов

(член Оргбюро), а также бывший после Томского непродол­жительное время руководителем ВЦСПС А.И. Догадов (член Оргбюро).

Восемь из тридцати шести — соотношение достаточно вы­разительное. Но все же, выступив зачинщиком борьбы, рас­кола руководства, Сталин должен был одновременно укре­пить ряды сторонников, окончательно упрочить свое положе­ние в высшем партийном эшелоне. Его самой надежной опо­рой являлись Молотов и Каганович, большое значение имела поддержка ЦКК в лице Орджоникидзе. Сталин не сомневал­ся — и имел на то основания — в Ворошилове, Микояне, Куйбышеве.

Это был тот исходный «кадр», с которым он рассчиты­вал полностью подчинить себе большинство членов и кан­дидатов в члены Политбюро, парализовав колебания в их среде. А они обнаружились быстро. Тот же Ворошилов был немало испуган возможными последствиями политических виражей, круто завернутых «главным членом Политбюро», которому будущий маршал был полностью обязан всей своей «военачальнической» карьерой. Какое-то время ис­пытывали колебания близкие с Рыковым в 1925—1927 го­дах Калинин, Пстрозский, возможно, Чубарь и Рудзутак, некоторые другие члены руководства. Но уже после июль­ского (1928) пленума ЦК и ЦКК, стало ясно, что влияние генсека на членов Политбюро и ЦК партии огромно*. От­ныне в борьбу были втянуты члены ЦК, сталинский «кадр» расширился.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta