Categorized | Эпоха в лицах

Красный премьер-министр

Последний, зная содержание ленинского «Завещания», был в то время серьезно озабочен сохранением собственного положения (поста генсека), но тем не менее не мог не прини­мать деятельного участия в назначении нового главы прави­тельства — слишком важен был этот пост. Уже именно в силу этого он вряд ли был согласен «пропустить» на такой пост Ка­менева, что значительно усилило бы позиции не только по­следнего, но и Зиновьева. Иное дело Рыков, член Политбюро ЦК РКП(б) (напомним, по предложению Ленина), фактиче­ски уже ведший в последнее время основные дела правитель­ства и при этом никогда не проявлявший политических и личных амбиций.

Свои отношения с Рыковым в первые послеоктябрьские годы Сталин строил так же, как и с другими высшими руководителями, на основе «принципа» собственных интересов, комбинаций и расчетов. В марте 1921 года он направил Лени­ну письмо по поводу плана ГОЭЛРО, в котором просто так, на всякий случай, обвинил (а если сказать более точно, ляг­нул) Рыкова в обывательском реализме, попытался предста­вить его человеком, «по уши погрязшим в рутине». Впрочем, в том же письме Сталин отметил «убожество и отсталость» Троцкого в экономическом планировании, что не помешало ему менее чем через два года, когда стала ясна необратимость болезни Ленина, предложить Троцкому пост заместителя председателя СНК СССР — факт, давно переставший быть секретом, но до сих пор избегаемый в наших исследованиях.

Как мы знаем, Владимир Ильич не принял во внимание мнение Сталина и два месяца спустя после его письма при­влек человека, «погрязшего в рутине», к работе в качестве своего заместителя. Сталин не мог с этим не считаться, а по­зже — не учитывать объективно выгодное ему (и другим «триумвирам») негативное отношение Рыкова к позиции Троцкого после 1922 года.

Как было замечено, на пост, который в феврале 1924 года занял Рыков, мог претендовать и Каменев. В результате за­кулисных комбинаций Сталина и Зиновьева в отношении его было принято компромиссное решение. Он остался замести­телем главы правительства и одновременно занял в прави­тельстве второй по значению пост председателя Совета труда и обороны СССР. Здесь вроде можно было бы и поставить точку. Однако в нашей периодике мелькнуло утверждение, согласно которому Каменев якобы не получил пост председа­теля СНК, так как Рыков встал «на путь интриг» против него.

Оно основывается на неопубликованных воспоминаниях о Каменеве работавшего с ним в 1926 году в Наркомторге М.П. Якубовича, затем осужденного по так называемому де­лу Союзного бюро меньшевиков (1931), но, к счастью, остав­шегося в живых (он скончался несколько лет назад). Воспо­минания эти, несомненно, любопытны, однако, как и другие сочинения мемуарного жанра, они субъективны и требуют критического к себе отношения. При таком отношении не­трудно заметить, что, говоря об «интригах» Рыкова, автор воспоминаний никаких конкретных фактов не приводит. Можно утверждать, что их и не было.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta