Categorized | Эпоха в лицах

Мартовский процесс 1938 года

Есть свидетельство, что допущенный в зал «судебного» за­седания писатель Илья Эренбург, который с гимназических лет знал Бухарина, слушая «показания» последнего, поми­нутно хватал руку соседа и шепотом растерянно бормотал: «Что он говорит?! Что это значит?!»

Такие вопросы задают себе все авторы, зарубежные, а теперь и советские, пишущие о тех событиях. Высказано немало версий, но, в общем-то, ясно, что чудовищно неле­пые показания — результат применения либо жесточайше­го физического воздействия, либо изощренной морально-психологической обработки подследственного. Нередко то и другое сочеталось в зависимости от индивидуальности по­следнего. Цель же была одна — «стереть личность», унич­тожить ее и под обличьем арестованного впихнуть в сцена­рий «дела» фактически другого, сфабрикованного следстви­ем человека.

Мартовский процесс 1938 года явился своеобразным апофеозом такой методики фабрикации выводимых на пуб­лику подсудимых. Анализ поведения Рыкова на процессе, того, что он говорил, даст возможность заключить, что хотя физически это был он (существует версия, согласно которой подсудимых подменяли загримированными статистами), но в действительности в нем мало что оставалось от прежнего, настоящего Рыкова. Такое перевоплощение произошло не в один день или даже в месяц. Настоящий Рыков, как видно из воспоминаний его дочери, начал насильственно разру­шаться еще до ареста, а в день ареста «был совершенно сломлен, невменяем» и, покидая навсегда самых близких ему людей, «шел механически». Те же воспоминания свиде­тельствуют, что какое-то время он, находясь в тюрьме, пы­тался разогнуться, вел себя на следствии «не так». Борьба шла, однако, не на равных. Одних в ходе ее отбрасывали и уничтожали, других не менее беспощадно доводили до чу­довищного перевоплощения…

О степени такого насильственного перевоплощения сви­детельствуют все «показания» Рыкова на процессе, в том числе полностью абсурдное подтверждение им, что он был сторонником контактов с немецкими фашистами и отторже­ния в их пользу части территории СССР! Однако для орга­низаторов процесса именно этот абсурд и был необходим; он позволял превратить понятие «враг народа» в синоним понятия «изменник Родины», что резко обостряло массовую ненависть и психоз, без которых террор вряд ли мог осуще­ствляться.

В ходе его, как уже говорилось, была фактически уничто­жена подавляющая часть старой партийной гвардии. Но ост­рие террора было направлено не только против нее, а так же против многих сотен тысяч коммунистов и беспартийных, ко­торые, веря в «социализм завтра», с энтузиазмом, самоотвер­женно ринулись на осуществление начавшихся с рубежа 20— 30-х годов преобразований. Сталин действительно «назавтра» объявил о победе в СССР социализма. Одновременно он при­нял меры, чтобы уничтожить в зародыше любые сомнения в декларированной им «победе», и надежнейшей из таких его мер стали репрессии.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta