Categorized | Эпоха в лицах

Момент дисциплины и порядка

Позже, — вступила в разговор Вера Яковлевна Сверд­лова, — одну из наших комнат мама, Клавдия Тимофеевна Новгородцева, отдала Рыковым. Вон те два окна — там был домашний кабинет моего отца, а потом Алексея Ивановича.

Как все здесь изменилось, — продолжает Наталия Алексеевна. — В годы нашего детства эта улица была выло­жена булыжником, по ней пролегали трамвайные рельсы, приходили платформы с дровами, поленницы которых гро­моздились по всем углам. Наши комнаты были большими, но зимой мы в них порядочно мерзли — приходилось экономить дрова… Дома почти не готовили, бегали с кастрюлями в об­щую для всех кремлевскую столовую.

Не было не только продуктов, — замечает Вера Яков­левна, — но и некому было готовить. Ведь и Клавдия Тимо­феевна, и Нина Семеновна были постоянно заняты на рабо­те*. Конечно, они заботились о семье, о всех нас. Нина Семе­новна одинаково ровно относилась ко всем детям, никогда не выделяла среди них свою дочь Наталочку. К ней можно было прийти в любое время и с любым вопросом. Всегда можно бы­ло ей довериться.

Наталия Алексеевна возвращается к ранним детским вос­поминаниям.

— А помнишь, Вера, как-то теплым летним вечером мы сидели с тобой, свесив ноги с подоконника, и из лоскуточков мастерили платьица для кукол. В это время из-за угла Боль­шого дворца появились Ленин и мой отец. Владимир Ильич остановился у нашего подоконника и что-то с добрым смехом говорил нам.

— Нет, не помню…

Для двух тогдашних девчушек такая встреча была обы­денной повседневностью их пока еще маленького мирка, и надо ли удивляться, что память Веры Яковлевны не сохрани­ла этот эпизод. Но о многом из того сурового времени дев­чушки просто даже и не догадывались.

Ведь именно здесь, в Детской половине БКД, правда до переезда в нее семей Свердлова и Рыкова, содержалась в по­луподвальной комнате правая эсерка Фанни Каплан, стре­лявшая 30 августа 1918 года во Владимира Ильича. Отсюда четыре дня спустя комендант Кремля, бывший балтийский матрос Павел Мальков, вывел ее в последний путь.

Рыков был в числе тех руководителей, которые, с болью восприняв известие о покушении на вождя револю­ции, не растерялись, проявив волю в сохранении в этот тяжелый момент дисциплины и порядка, организации бес­перебойной государственной деятельности. В литературе середины 20-х годов промелькнуло утверждение, что Ры­ков в те тревожные недели был назван возможным заме­стителем Ленина в Совнаркоме*. Вероятно, именно на этом основании некоторые современные авторы заключили, что «во время болезни после ранения Владимира Ильича на посту председателя Совнаркома его заменял Рыков». Документальных подтверждений тому пока нет, и только выявление их может подтвердить или опровергнуть это ут­верждение.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta