Categorized | Эпоха в лицах

Несостоятельность народнической доктрины

Заметим вместе с тем, что возникновение таких зачатков вело и к чтению работ Маркса, а также многих других, как все более оказывалось, весьма прозорливых трудов. Поступив в гимназию, Рыков попал в среду учащейся молодежи. Как это ни удивительно, ее прослойка в провинциальном Сарато­ве была относительно велика. По данным за все тот же 1895 год, здесь насчитывалось 10,5 тыс. учащихся. Рыков ра­но оказался среди той части учащейся молодежи, которая, к примеру, не просто знала, что в их родном Саратове родился и совсем недавно (в 1889 году) после долголетних мучитель­ных ссылок умер Николай Чернышевский, но и стремилась вникнуть в то дело, которому он и другие революционеры по­святили жизнь. О последних они знали не по книжкам и не из устной молвы. Саратов того времени был одним из «ссыльных городов» империи, куда хотя и не гуртами, но все же в замет­ном количестве гнали «политиков», отражавших все спектры постепенно зреющей революционной бури.

Юный Рыков и его друзья не могли тогда четко себе пред­ставлять, что российское революционное движение к их вре­мени уже миновало два начальных периода — первый, дво­рянский, возвещенный на переломе XVIII и XIX столетий Александром Радищевым, а затем переживший взлет под гро­хот пушек на петербургской Сенатской площади 14 декабря 1825 года, и второй, разночинский, в свое время представлен­ный революционными демократами-шестидесятниками во главе с Чернышевским, «хождением в народ» семидесятни­ков, подлинными героями «Народной воли» конца 70-х — на­чала 80-х годов, а теперь истончившийся в ручеек либераль­ного народничества.

Осознание несостоятельности народнической доктрины станет первым условием движения юного Рыкова к марксиз­му. Но вместе с тем вряд ли стоит забывать, что у истоков этого движения — героические примеры предшествующих революционных поколений — от декабристов до народоволь­цев, при всей их исторической ограниченности и обреченно­сти развивавших российскую революционную традицию, ут­верждавших ее высокий гуманизм и нравственность. Приме­чательно, что практически все большевики, вставшие на путь революционной борьбы в конце XIX и самом начале XX века, так или иначе лично соприкасались с «осколками» революци­онного народничества. Тому есть немало примеров. Один из них связан с гимназическими годами Рыкова, сблизившегося со старым народовольцем Валерианом Балмашевым, библио­текарем Саратовского коммерческого собрания. Бывая на балмашевских «субботниках», собиравших радикально на­строенную молодежь, он постепенно все более настойчиво вступал в споры со сторонниками народнических взглядов; возможно, в этой связи Рыков основательно занялся изучени­ем крестьянского движения, пока еще скорее всего отчетливо не осознавая, что вся его судьба будет связана с иным, уже заявившим о себе Морозовской стачкой 1885 года классом — промышленным пролетариатом.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta