Categorized | Эпоха в лицах

Неведомое социалистическое будущее

Полем битвы и развалин назвал Ромен Роллан Россию на­чала 20-х годов. Обычно — и это справедливо —| характери­стику положения этой гигантской, протянувшейся на более чем десяток часовых поясов, многоукладной аграрной страны (до 84% се населения жило в деревнях, кишлак ix и аулах) начинают с хозяйственной разрухи. Руины, голод, нищета — вот та страшная черта, от которой начинались п< рвопроход-ческие шаги в неведомое социалистическое будущее. Не ут­ратили ли мы сегодня понимание этого? Из двенадцати лет, в течение которых судьба Рыкова была связана с в лешими го­сударственными постами, восемь пришлись на войну и борьбу с разрухой — весь совнархозовский и значительная часть сов­наркомовского периодов.

Не назовешь вполне мирными и остальные годы. Граж­данские войны перестали сотрясать и корежить страну, но их эпоха не могла исчезнуть бесследно, обрывки ее шлейфа рас­тянулись на немалое время. Да и непосредственно сама она не кончилась разом, в какой-то точно определяемый день. Последняя, и наиболее протяженная из этих войн, что охва­тила период 1918—1920 годов, не имела ни своего 22 июня, ни своего 9 мая. Недаром в среде историков идут многолетние споры об се исходной датировке, по-разному определяется и время ее полного завершения — не только началом 20-х годов (освобождение Владивостока), но даже их второй половиной (ликвидация басмачества в Средней Азии).

В советской печати тех лет нередко встречалось забытое теперь понятие «неполная победа» — вооруженный натиск империализма был отражен, но угроза новой военной интер­венции дамокловым мечом постоянно висела над Страной Со­ветов. Ее внешнеполитическое положение даже после «поло­сы признаний» 1924 года, когда были установлены диплома­тические отношения с Великобританией, Италией, Фран­цией, рядом других капиталистических стран, оставалось очень сложным и трудным.

Что касается «внутреннего эха» гражданских войн, то его раскаты не всегда воспринимаются теперь во всей их гамме. Они слышатся нам главным образом в шуме и грохо­те борьбы с разрухой. Между тем эта борьба не была единст­венной. Гражданские войны оставили глубокие и долго не затягивавшиеся раны на социальном теле страны. Их участ­ники — победители и побежденные (кроме эмигрировав­ших) — не разошлись в разные стороны. Они остались в од­ном, одинаково родном им отечестве, по поводу развития которого немало побежденных, вынужденных таить свои взгляды, сохранили те позиции, за которые только что боро­лись с оружием в руках. Не этим ли медленно исчезавшим, а может, для многих из поколений, переживших эпоху гражданских войн, так окончательно и не исчезнувшим рас­колом объясняются жестокие коллизии 20-х годов, в общем-то вошедших в историческую память как время определен­ной демократизации жизни страны?

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta