Categorized | Эпоха в лицах

Новый глава Советского правительства

Это говорил лихой рубака, который позже искренне ри­нется в пропасть «великого перелома» 1929 года и последую­щих лет, где — почти уверенно можно предполагать — и по­гибнет. Но сложными были настроения и среди старых пар­тийцев, многие из которых восприняли вышедшую менее го­да назад, в мае двадцатого, книгу Н.И. Бухарина «Экономика переходного периода» как своеобразную оду «военному ком­мунизму». Конечно, они (и в числе первых Бухарин) поняли необходимость незамедлительного отказа от продразверстки. Но понимание в их среде нэпа как политики, введенной «всерьез и надолго» (кстати, это выражение первым употре­бил Н. Осинский (В.В. Оболенский), а затем им воспользо­вался Ленин), было неоднозначно, нередко натыкалось на «левацкие» завихрения, в том числе и в высшем руководстве.

Новый глава Советского правительства был начисто чужд таким завихрениям. И здесь, чтобы охарактеризовать его по­зицию в этом кардинальном тогда вопросе, нужно вернуться в 1921—1922 годы. Через несколько недель после принятия де­крета о замене продразверстки продналогом, выступая на IV съезде Советов народного хозяйства с докладом «Состоя­ние и возможности развития промышленности в условиях но­вой экономической политики», Рыков прозорливо показал, что эта политика не исчерпывается мерами указанного декре­та, а имеет определяющее значение для всей экономики стра­ны. Он был в числе первых, кто правильно понял стержневой смысл нэпа — образование свободного рынка, стимулирую­щего подъем не только сельского хозяйства, но и промышлен­ности. В предшествующие годы, отмечал он, «мы не имели конкурентов, мы их не терпели, мы их всегда убивали, умер­щвляли путем реквизиции, конфискации и т.д. даже в том случае, если конкуренты были более толковы… Теперь мы должны побеждать не путем приказаний и монопольного по­ложения, а путем лучшей работы». В следующем, 1922 году вышла брошюра Рыкова «Хозяйственное положение страны и выводы о дальнейшей работе». В ней он провел теоретический анализ основных вопросов начального этапа нэпа, обосновав необходимость и определив конкретные пути организации со­юза, или, как тогда писали и говорили, «смычки» между сель­ским хозяйством и промышленностью.

Не свидетельствует ли это о поспешности утверждений, что в его наследии «нет крупных теоретических разработок»? Однако оставим в стороне этот вопрос; речь сейчас идет не о тех или иных утверждениях, касающихся деятельности Ры­кова, а о его действительных взглядах и позиции. Вернемся с этой целью еще раз в 1922 год, точнее, к некоторым событи­ям, последовавшим за окончанием XI съезда РКП (б).

В предшествующей главе уже говорилось, что занятие Сталиным должности генсека ЦК привлекает особое внима­ние историков. Очевидно, стремление раскрыть обстоятельст­ва такого назначения настолько завораживает, что из поля зрения как-то ускользнуло другое происшедшее тогда важное событие — существенное изменение в составе Политбюро ЦК РКП (б).

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta