Categorized | Эпоха в лицах

Обще­ственно-политическая жизнь страны

Впрочем, в данном случае фильм «Клятва» извлечен из небытия из-за другого сталинского утверждения — якобы он, Сталин, являлся непосредственным преемником Ленина (у гроба дал клятву и тут же «повел страну к победе социа­лизма»).

Представление о том, что Сталин «пришел» сразу после Ленина, свойственно порой и современной литературе. Отча­сти это не случайно. Хочется нам того или нет, но в обще­ственно-политической жизни страны первых трех-четырех советских десятилетий наиболее крупными фигурами яви­лись Ленин и Сталин. Сочетание этих двух фамилий, когда-то воспринимавшееся почти естественно («Сталин — это Ле­нин сегодня»), теперь звучит для многих кощунством. А их и не нужно сочетать. Но отмеченный факт признать нужно — он не зависит от нашего «хотения». Без признания его не ра­зобраться в политической истории советского общества, не увидеть ее «в лицах», и прежде всего — в ее «крупных, этап­ных личностях», если пользоваться терминологией одной из недавних историко-публицистических статей. В ней же отме­чается, что в смене таких личностей можно усмотреть «зна­комую триадность»: сначала Ленин, затем его антипод Ста­лин, потом Хрущев — определенная попытка синтеза.

Понятно, это лишь обобщенно-образное сравнение. Заме­тим, однако, что такая обобщенность фактически заслоняет первые послеленинские годы. Сталин — несомненный анти­под Ленина — не был ни фактически, ни тем более формаль­но непосредственным его преемником. Это на расстоянии де­сятилетий может показаться, что он вроде бы «появился сра­зу». Ко времени болезни Ленина (1922 — январь 1924 года) вряд ли так уж многие в стране, да и в «низах» партии, знали его фамилию, а до той поры, когда он с конца 20-х годов вы­двинулся как «этапная личность», минуло несколько богато насыщенных событиями лет — целая полоса исторического развития.

Она «заселена» многими крупными политическими фигу­рами. На определенном этапе, по крайней мере в первое пя­тилетие Советской власти, вслед за Лениным нередко и в оп­ределенной мере официально называли Троцкого. К приме­ру, А.В. Луначарский писал в 1923 году: «Ленин и Троцкий сделались популярнейшими (любимыми или ненавистными) личностями нашей эпохи едва ли не для всего земного шара». Как известно, Луначарский никогда не был троцкистом. Да что Луначарский! Возможно, в числе первых, кто поставил эти фамилии рядом, был Сталин, и сделал он это еще в конце 1918 года, о чем далее будет сказано подробнее. Тогда Ста­лин, естественно, не мог знать, как конкретно развернется внутрипартийная борьба 20-х годов, и ее обстоятельства сло­жатся так, что ему придется вступить в соперничество преж­де всего именно с Троцким. Но и позже, когда такая борьба уже завязалась, Сталин был вынужден оговориться (конец 1924 года), что он «далек от того, чтобы отрицать несомненную важную роль Троцкого» в Октябрьском восстании и гражданской войне.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta