Categorized | Эпоха в лицах

Освобождение Каменева

Выше не раз говорилось (и еще будет сказано), что Рыков был человеком из живой, реальной жизни, и это определило многообразие его совсем не простой личности| незаурядной, выдающейся и вместе с тем со своими чертами и недостатка­ми. Но и не раз отмечалось, что нет никаких данных, которые бы свидетельствовали о проявлении им комбинаторства и склонности к интригам, тем более личного характера. Вообще здесь, очевидно, пришла пора написать то, что уже не раз ед­ва не соскальзывало с кончика пера. Выходец из простона­родья, имея формально только гимназическое образование, Алексей Иванович тем не менее являл собой лучший тип рус­ского интеллигента, этого удивительного феномена не только национальной, но и, по нашему убеждению, европейской культуры. При этом не будем прилагательное «лучший» под­менять другим — «идеальный», ибо такая подмена выхола­щивает действительную жизнь, в том числе и присущую ей противоречивость.

Есть еще одна причина, по которой приходится подробнее остановиться на «вопросе о Каменеве». Она так же, как и предшествующая, связана с общей характеристикой «красно­го премьер-министра». В обыденном и чисто внешнем пред­ставлении пост такого ранга воспринимается несколько одно­сторонне, главным образом видится его величественный айс­берг. Между тем он требует, наряду с многими другими лич­ными качествами, исполинской непрерывной будничной ра­ботоспособности, решения не только «глобальных», но и ни­когда не иссякающих текущих вопросов и дел. Иные совре­менные публицисты сетуют, что соратники Ленина не осво­бождали его от «мслочовки» и «вермишельных» дел. Но мож­но ли было (особенно по тем условиям) избавиться от них, осуществляя повсечасно текущее руководство страной? В од­ной из предшествующих глав умышленно приведен без ку­пюр длиннейший и нудный перечень данных, которые Рыков должен был быстро освоить, чтобы выработать суждение все­го лишь по единственной проблеме, а подобные проблемы ежедневно накатывались лавинами.

В отличие от Рыкова Каменев не обладал такой работо­способностью, да, как представляется (об этом, между про­чим, свидетельствуют и воспоминания Якубовича), у него и не было влечения к повседневным, текущим делам. Не этим ли, наряду с другими причинами, объясняется тот факт, что, назначенный заместителем Рыкова и председателем высшего экономического органа страны — СТО, а затем, в 1926 году, наркомом внешней и внутренней торговли СССР, он пробыл на этих постах считанное время? Незадолго до освобождения Каменева от последнего из названных постов председатель

ВСНХ Ф.Э. Дзержинский, выступая 20 июля 1926 года на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) со страстной речью, стоившей ему жизни (через несколько часов, сраженный инфарктом, он умер едва ли не на руках Рыкова), бросил ему в лицо бес­пощадно суровые, но справедливые слова:

— Вы занимаетесь политиканством, а не работой.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta