Categorized | Эпоха в лицах

Отечественная и всеоб­щая история

Успешно сдавал Рыков экзамены и по истории — главно­му обществоведческому предмету. Отечественную и всеоб­щую историю он, как и все гимназисты (в том числе и учив­шийся на десяток лет раньше его симбирский гимназист Вла­димир Ульянов), «проходил» по учебникам историка-монар­хиста Дмитрия Иловайского. Но не оказали ли они прямо противоположное действие, не вызвали ли желание загля­нуть за их искусственные дворянско-охранительные шоры? Давно замечено: ложь истории, какими бы мотивами она ни определялась, в конечном итоге приводит не к тем результа­там, которые от нее ждут. Во всяком случае, Рыков рано при­страстился к чтению книг и статей по общественно-политиче­ской тематике.

Учение, чуть ли не сызмальства сочетавшееся с заботами о пропитании, конечно, наложило отпечаток на его ранние годы. Но детство и юность, как известно, способны не заме­чать многие невзгоды. Было разное — и мальчишеские игры, и летние поездки в деревню, и освоение своей малой роди­ны — Саратова, точно бегущего к Волге. И сама Волга… Уже через много лет Алексей Иванович, несомненно, читал опуб­ликованные в первомайских «Известиях» за 1927 год поэти­ческие строчки Петра Орешина: «Как Саратов над горой сто­ит, куполами да зарей горит. Волга машет рукавом, волной, да сияет роковой луной…»

Какие ассоциации это могло вызывать? Разные, и, конеч­но же, не только связанные с безмятежным блеском куполов

Старого Троицкого собора и церквей. Впрочем, не стоит игно­рировать и эти приметы Саратова конца XIX века с его не­сколькими десятками православных храмов, раскольничьими молельнями, римско-католическими и лютеранскими собора­ми, мечетью и синагогой. Эта смесь вероисповеданий по-свое­му говорит о торгово-перевалочном центре, развившемся в хлебном низовье Волги в пореформенный период. За треть ве­ка, прошедшие после отмены крепостного права в 1861 году, численность жителей Саратова удвоилась и, по данным того времени, достигла в 1895 году 126 тыс. человек.

Небольшой, но приметный слой в этом губернском городе составляли дворяне (4,5 тыс. человек), почетные граждане (3,3 тыс. человек), немало было военных (около 14 тыс. чело­век с семьями) и казаков (свыше 4 тыс.). Заметно было в го­роде и купечество (2,6 тыс. человек). Основную же массу его жителей, почти две трети, составляли представители низших сословий — мещане (28 тыс. человек), цеховые (7,5 тыс. че­ловек) и крестьяне (25 тыс. человек). Местной особенностью было наличие нескольких тысяч колонистов — потомков пе­реселенцев главным образом из Германии, хозяйствовавших на полученной от правительства земле. Заселенная в основ­ном ими слобода Покровская (ныне г. Энгельс) глядела свои­ми окошками в сторону города с противоположного саратов­скому восточного берега Волги.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta