Categorized | Эпоха в лицах

Отношение к контрреволюционным троцкистско-зиновьевским элементам

Первым из них по очередности был Рыков. Без каких-ли­бо объяснений его сняли с поста наркома связи СССР124. Вме­сто него сюда «передвинули» Ягоду. Указание о публикации портрета последнего должно было прикрыть действительный смысл этого перемещения (через несколько месяцев Ягода был арестован), что, впрочем, не помешало многим сразу до­гадаться о происшедшем, тем более что знание новым нарко­мом техники связи не выходило за пределы личного пользо­вания телефоном и почтовыми отправлениями.

Зато изощренным знатоком порученного ему дела, а точ­нее, «внутренних дел», оказался пристально глядевший на читателей с газетной полосы Ежов — секретарь ЦК и предсе­датель КПК ВКП(б), занявший отныне по воле Сталина пост руководителя НКВД СССР (позже он станет кандидатом в члены Политбюро, будет награжден орденом Ленина, к его гимнастерке пришьют петлицы с подобием маршальских звезд, а затем, в 1940 году, все по той же воле расстреляют).

Сочинская шифровка и смена руководящего наркомвну-дсльского караула предшествовали тут же начавшемуся рас­ширению и ужесточению репрессий. Через два дня после по­явления в кабинете на Лубянке Ежова, 29 сентября, Сталин подписал составленную Кагановичем директиву Политбюро «Об отношении к контрреволюционным троцкистско-зиновьевским элементам». Отныне их надлежало «рассматривать как разведчиков, шпионов, диверсантов и вредителей», в от­ношении которых «необходима расправа». Фактически при­менение директивы не ограничилось только указанными в ее названии «элементами», но и открывало шлюзы вспучивав­шейся волне репрессий.

Она все ближе подходила к находившемуся теперь не у дел Рыкову. Это проявлялось в доходивших до него известиях

06 арестах работавших с ним товарищей, в других, порой нео-
жиданных фактах. Так, 28 октября передовая статья «Прав-
ды» вдруг представила его вопреки истине как меньшевист-
ского прихвостня, сторонника явки Ленина летом 1917 года
на суд Временного правительства. 4 ноября Рыков направил в
связи с этим протестующее личное письмо Сталину.

Видел ли Рыков Сталина в те недели? Если и видел, то только издали — в зале Большого театра на торжественном заседании в честь XIX годовщины Октября, а затем во время работы VIII Чрезвычайного съезда Советов СССР (25 нояб­ря — 5 декабря), на котором Рыков должен был присутство­вать как член ЦИК125. Стенограмма съезда не отразила его присутствия, так что если он и был на его заседаниях, то только молчаливо наблюдал принятие «сталинской конститу­ции». В ее написании участвовал Бухарин и отчасти Радск. Один из них ко времени съезда уже находился во внутренней тюрьме НКВД, другого неотвратимо подводили вместе с Ры­ковым к ее порогу.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta