Categorized | Эпоха в лицах

Отсечение «вдохновителей» от «практических орга­низаторов»

Такое отсечение «вдохновителей» от «практических орга­низаторов» было, разумеется, не случайно. Сталин всегда су­губо утилитарно подходил к освещению истории, как «даль­ней», так и «ближней», особенно «самой ближней». Не будем касаться того, почему он счел тогда нужным, по еще не ос­тывшим следам октябрьских событий, «выпятить» фигуру Троцкого. Причины могли быть разные: стремление при­крыть свои собственные октябрьские колебания и просчеты, попытка заигрывания с Троцким в первые послереволюцион­ные месяцы, осознание своей несамостоятельности в руковод­стве партии и страны и т.д.

Подчеркнем другое, на наш взгляд, главное — в основе указанного пассажа Сталина лежало скрытое стремление умалить роль и значение Ленина в победе революции. Таким образом, уже тогда, в первую ее годовщину, он сделал шаг к искажению истории Октября, рассчитанный не на ближнюю дорогу.

Эта дорога завела изучение многих вопросов истории тех незабываемых дней в тупик. Правда, в последние годы совет­ские историки начали немало делать для восстановления ис­торической правды, развернули творческие научные дискус­сии, в том числе и о событиях 24—25 октября 1917 года в Пет­рограде.

Вторник 24 октября начался для Рыкова задолго до рас­света. Предшествующий день был напряженным, прошел в совещаниях и дискуссиях о назревающих событиях. Лишь поздней ночью Рыков и ряд других большевиков, прибывших на II съезд Советов, смогли покинуть Смольный и отправи­лись ночевать в находившееся поблизости помещение изда­тельства «Прибой». Здесь расположились кто как мог, прямо на кипах книг и брошюр. Но поспать удалось совсем недолго. Через три — четыре часа по-осеннему промозглую темноту комнаты прорезал телефонный звонок. Звонил Троцкий: «Ке­ренский выступил… Все в Смольный!»

Решительно возглавив начавшееся 24 октября восстание, ЦК проявил затем медлительность. Часть членов ЦК (Троц­кий, Сталин, а также, возможно, Ногин, Милютин, Рыков и некоторые другие) связывали дальнейший ход восстания с на­значенным на 25 октября II Всероссийским съездом Советов. Но время не ждало, и счет его стремительно пошел на часы. Вечером 24 октября Ленин, вынужденный все еще находиться на конспиративной квартире, направил в ЦК письмо: «Пра­вительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни ста­ло!»31

Несколько часов спустя, в начале ночи с 24 на 25 октября, Ленин, рискуя быть схваченным и на месте подвергнуться расправе, внезапно для всех появился в Смольном и непос­редственно возглавил руководство восстанием. С этого време­ни маховик пролетарской революции, приведенный в дейст­вие объективным развитием политических событий, борьбой масс, волну которой вели большевики, получил мощный ре­шающий импульс.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta