Categorized | Эпоха в лицах

Перемещение всех решающих сил на сторону революции

Записи Рида позволяют представить Актовый зал таким, каким видел его Рыков незадолго до полуночи 25 октября. «Освещенные огромными белыми люстрами, на скамьях и стульях, в проходах, на подоконниках, даже на краю возвы­шения для президиума сидели представители рабочих и сол­дат всей России. То в тревожной тишине, то в диком шуме ждали они председательского звонка. Помещение не отапли­валось, но в нем было жарко от испарений немытых человече­ских тел. Неприятный синий табачный дым поднимался вверх и висел в спертом воздухе. Время от времени кто-нибудь из руководящих лиц поднимался на трибуну и просил товарищей перестать курить. Тогда все присутствующие, в том числе и сами курящие, поднимали крик: «Товарищи, не курите!» И курение продолжалось».

Вряд ли Рыков замечал табачный дым, и не только пото­му, что сам был курильщиком. Вместе с другими членами ЦК — делегатами съезда он напряженно ждал его открытия. Ленин в зале отсутствовал: в ту ночь он находился в одной из комнат Смольного, занятой ВРК, где держал постоянную связь с Н.И. Подвойским, руководившим взятием Зимнего дворца. Когда в 3 часа ночи радостно-возбужденный Подвой­ский приехал в Смольный, чтобы сообщить об аресте членов Временного правительства, он застал Владимира Ильича за подготовкой первых декретов Советской власти.

Тем временем обстановка на съезде определилась: его по­давляющее большинство составляли большевистские делега­ты, поддержанные левыми эсерами. Председательский коло­кольчик перешел от меньшевика Ф.И. Дана в руки Л.Б. Ка­менева. Неподалеку от него занял место за стоявшим на воз­вышении столом Рыков, здесь же — Зиновьев, Троцкий, Но­гин, Коллонтай, Луначарский, другие избранные в президи­ум съезда представители большевистской партии*. «Весь зал встает, гремя рукоплесканиями», — записал Дж. Рид. И тут же прокомментировал: «Как высоко взлетели они, эти боль­шевики, — от непризнанной и всеми гонимой секты всего че­тыре месяца назад и до величайшего положения рулевых ве­ликой России, охваченной бурей восстания».

Говоря о «всего четырех месяцах», Дж. Рид отсчитывал от июльского перелома событий. Точнее все же говорить о не­сколько более длительном времени. «Восемь месяцев между Февралем и Октябрем, — отмечал впоследствии Рыков, — понадобилось для того, чтобы произошло перемещение всех решающих сил на сторону революции». Таков был политиче­ский результат напряженнейшей классовой борьбы, которая как бы спрессовалась на переломном отрезке истории — от позднего апрельского вечера, когда в гущу собравшихся перед финляндским вокзалом рабочих, солдат и матросов была бро­шена первая искра ленинского призыва перехода к социали­стической революции, до 25 октября — победы Великой Ок­тябрьской социалистической революции.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta