Categorized | Эпоха в лицах

План электрификации России

На IX съезде РКП (б) (весна 1920 года) Алексей Иванович вновь — после своей ноябрьской отставки 1917 года — был избран членом ЦК партии, а на состоявшемся затем пленуме последнего — членом его Оргбюро. Возвращение Рыкова в высшие партийные органы совпало со временем, когда за­брезжили признаки, что движение в неведомое, начатое в семнадцатом, постепенно минует свой драматически-крова­вый период…

Субботний день 6 ноября 1920 года был в Москве по-осен­нему хмурым. Предвечерние сумерки наползли рано, как бы увеличивая своей мглой громаду здания Большого театра. Скудно был освещен и его зал. Подача электроэнергии уже давно почти катастрофически сократилась. Когда шесть не­дель спустя на сцене этого же зала зажглись лампочки огром­ной карты плана электрификации России (ГОЭЛРО), пред­ставленного VIII Всероссийскому съезду Советов, то, чтобы обеспечить питание этих, в общем-то, немногих лампочек, была отключена чуть ли не вся энергосеть города.

И все же после промозглой осенней мглы ноябрьских улиц едва отапливавшийся и слабо освещенный зал театра казался уютным. Его заполняли люди в рабочих куртках, пальто, шинелях. Члены Московского Совета, городского ко­митета партии, совета профсоюзов собрались на совместное торжественное заседание, чтобы отмстить третью годовщину пролетарской революции. Но вот гул зала перекрыли апло­дисменты. Председатель Моссовета Л.Б. Каменев, помедлив, пока разберутся со стульями в президиуме — здесь сверкнуло пенсне Л.Д. Троцкого, скинул с плеч шинель Ф.Э. Дзержин­ский, о чем-то разговаривая с А.И. Рыковым, рассаживаются секретари ЦК партии Н.Н. Крестинский, Е.А. Преображен­ский, Л.П. Серебряков, руководитель профсоюзов М.П. Том­ский, редактор «Правды» Н.И. Бухарин и другие, — предо­ставил слово Владимиру Ильичу Ленину.

Когда на верхних ярусах замолкли последние хлопки, Ле­нин начал свое выступление с характеристики главного итога первого советского трехлетия: «Сегодня мы можем праздно­вать нашу победу. При неслыханных трудностях жизни, при неслыханных усилиях наших врагов, мы все же победили…

Это является гигантской победой, в которую раньше никто бы из нас не поверил». И, точно желая утвердить эту мысль, он с новой силой повторил ее:

· Три года тому назад, когда мы сидели в Смольном, вос­стание петроградских рабочих показало нам, что оно более единодушно, чем мы могли ожидать, но, если бы в ту ночь нам сказали, что через три года будет то, что есть сейчас, бу­дет вот эта наша победа, — никто, даже самый заядлый опти­мист, этому не поверил бы.

·     Мы тогда знали, — продолжал Ленин, — что наша по­беда будет прочной победой только тогда, когда наше дело по­бедит весь мир, потому что мы и начали наше дело исключи­тельно в расчете на мировую революцию.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta