Categorized | Эпоха в лицах

Политическая характеристика главы Советского прави­тельства

Но не являлись ли эти доведенные до крайности выска­зывания двух выдающихся, как их назвал в 1922 году Ле­нин"1, вождей ЦК отражением внешне более сдержанных, но, по существу, близких к ним взглядов, формировавшихся среди партийно-государственных руководителей? Объектив­ное изучение этого вопроса будет иметь важное значение и для политической характеристики главы Советского прави­тельства.

Тем не менее уже сейчас можно отметить обнаруживше­еся в то время его определенное ужесточение в подходе к вопросам, связанным с партией. Свои задачи по созиданию новой жизни, подчеркивал Рыков в 1925 году, партия может «осуществить только в том случае, если сохранит всю боль­шевистскую твердость своих рядов, дисциплинированную выдержку каждого члена нашей партии, каждой организа­ции». Подобных высказываний Рыкова можно подобрать не­мало. Одно из его важных свойств заключалось в том, что все требуемое им от других коммунистов он относил и к се­бе, в том числе необходимость полного подчинения в инте­ресах единства партии («твердости ее рядов») воле большин­ства, как бы оно ни складывалось и что бы оно ни выражало. Не приближалась ли объективно такая безоговорочно жест­кая позиция к концепциям «ордена» и «клана» при всем том, что большевик Рыков был несомненным антиподом их авторов? Таков еще один вопрос, развивающий предшеству­ющий и, добавим теперь, важный не только для политиче­ской характеристики Рыкова, но и целого ряда других боль­шевиков, входивших в высшее политическое руководство страны в 1926—1927 годах.

Установившееся в то время некоторое определенное рав­новесие его внутренних сил, а также взаимоотношений их ос­новных лидеров — Сталина и Рыкова — в значительной мере было определено необходимостью решения обшей задачи от­пора и ликвидации нового и, пожалуй, самого сильного вы­ступления оппозиции, возглавленной на этот раз отодвинув­шими в сторону собственные противоречия Троцким и Зи­новьевым с Каменевым.

Рыков оказался в данном случае неудачливым прорица­телем. В середине января 1926 года он публично заявил: «Никаких дискуссий, прений внутри партии после решений XIV съезда не будет». Едва он высказал это мнение, как оно в течение нескольких коротких недель развеялось и за­глохло во все более нарастающем шуме новой внутрипар­тийной схватки. И все-таки такое мнение показательно, оно выразило его стремление к единству партии, веру, что и другие руководители во имя ее единства откажутся от со­трясения страны дискуссиями, сумеют перешагнуть через свои политические амбиции и преодолеть их во имя общего дела.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta