Categorized | Эпоха в лицах

Политический ручеек

Слово имеет т. Рыков. (Бурные продолжительные аплодисменты. Крики «Ура» Делегаты стоя приветствуют т. Рыкова.)» На контрасте было постро­ено и начало речи:

— Товарищ Каменев окончил свою речь тем, что он не отделяет себя от тех оппозиционеров, которые сидят теперь в тюрьме. Я должен начать свою речь с того, ч|го я не отде­ляю себя от тех революционерок, которые некоторых сто­ронников оппозиции за их антигартийные и антисоветские действия посадили в тюрьму. (Буэныс продолжительные ап­лодисменты. Крики «Ура». Делегаты стоя гтривстствуют т. Рыкова.)

Нужно ли комментировать эти цитаты из стенограммы съезда? На протяжении не более трех минут делегаты дважды повторили «бурные продолжительные…», прокричали «Ура!» и, не успев усесться, вновь встали. В первом случае их порыв объясним — они восторженно приветствовали одного из са­мых популярных лидеров, своего «красного премьер-минист­ра». А во втором? Новый взрыв энтузиазма делегатов съезда (лучших и наиболее активных партийцев) вызвало заявление этого лидера, что он принадлежит к тем, кто не боится сажать в тюрьмы своих бывших товарищей по партии за1 их антипар­тийную деятельность.

Могли предположить Рыков, что через десять лет его аре­стуют по решению пленума ЦК, который перед этим делови­то обсудит, не стоит ли его приговорить к расстрелу. А с тре­бованиями расправы с ним выступят уже не несколько сотен собравшихся в Андреевском зале Кремля людей, а десятки и сотни тысяч участников собраний и митингов.

Где и когда стал пробиваться тот политический ручеек, который позже был искусственно (и искусно) превращен в огромный поток, вместивший сотни и сотни тысяч негодую­щих на собраниях и митингах? Не будем обращаться к эпо­хе гражданских войн с ее кровавой жестокостью обеих бо­ровшихся сторон. Рассмотрим, без жажды сенсаций, созна­вая величие и неимоверные тяготы тех лет, начальные мир­ные годы.

Там — немало событий и фактов, в которых историки еще глубоко не разобрались или же делают вид, что не зна­ют их. Между тем они не упрятаны в тайники архивных хранилищ. Достаточно взять в руки некоторые тома Собра­ния сочинений Ленина, чтобы увидеть, что еще в начале 20-х годов Политбюро (как общеизвестно, не государствен­ный и тем более не правоохранительный орган) принимало решения об арестах. Это было при Ленине и иногда с его ак­тивным участием. К примеру, в одной из записок в Полит­бюро (кстати, непосредственно адресованной Сталину) Вла­димир Ильич дает указание: такого-то «сегодня же аресто­вать по обвинению в противоправительственной речи» и «продержать месяца три». Из текста записки следует, что она появилась после разговора Ленина с Рыковым, расска­завшего (со слов другого человека) об одном из собраний, на котором подлежащий аресту держал речь. Отсюда и распо­ряжение «продержать месяца три, пока обследуем это собра­ние тщательно2.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta