Categorized | Эпоха в лицах

Претензии на «вождизм»

Примерно к тому же, но со своих позиций, со своими претензиями на «вождизм» и непомерными амбициями стре­мился и Троцкий. Рыков познакомился с ним еще в 1905 го­ду, когда он, став одним из руководителей Петербургского Совета рабочих депутатов, впервые широко заявил о себе в революционной борьбе. Вряд ли они встречались в последу­ющие двенадцать лет, живя и действуя, образно говоря, *в разных плоскостях — территориальной и политической: Троцкий находился вне России, в эмиграции, и был чужд большевикам. 1917 год вновь свел их — в составе предок­тябрьского ЦК РСДРП (б) и затем первого Советского пра­вительства. Наиболее часто им приходилось общаться в 1918 — начале 20-х годов. Но никакого сближения между ними не произошло, да и не могло произойти. Левацкая по­зиция Троцкого была совершенно неприемлема для Рыкова, а «вождистскис» притязания в корне противоречили твер­дым взглядам последнего на партийную демократию и прин­ципы коллективного руководства.

Эти принципы Рыков решительно подтвердил на первом же после резкого обострения болезни Ленина пленуме ЦК (январь 1923 года), заявив, что в Политбюро каждый его член голосует по убеждению, а при решении вопросов складыва­ются различные большинства, для получения которых «нуж­ны только убедительные деловые и принципиальные аргу­менты». Сказанное Рыковым стоит запомнить; он повторит почти то же самое шесть лет спустя во время борьбы со ста­линским авторитаризмом.

Но пока прорисовывающиеся черты последнего отчетливо увидел только Ленин. Нужно признать, что Рыков не был ис­ключением среди высших руководителей, которые не поняли значения рекомендаций «Завещания», да и некоторые указа­ния, содержавшиеся в последних работах Ленина. Иначе чем объяснить его подпись, стоявшую наряду с подписями еще де­сяти членов Политбюро и Оргбюро ЦК, под разосланным в конце января 1923 года циркулярным письмом во все губко-мы партии, в котором недвусмысленно давалось понять, что публикующиеся ленинские статьи — всего лишь заметки вождя, продиктованные в условиях его болезни?

Это циркулярное письмо подписал и Троцкий. Два меся­ца спустя Рыков вместе с членами и кандидатами в члены Политбюро подписал другое беспрецедентное письмо. На этот раз оно было адресовано пленуму ЦК партии и содержало критику ряда действий и позиций Троцкого. Хотя письмо подчеркивало необходимость «полного единодушия и единст­ва», оно свидетельствовало о начале раскола в ЦК, причем именно в том направлении, которое уводило в сторону от главной опасности, грозившей его устойчивости.

Захваченный личным соперничеством с Троцким, Зи­новьев при полной поддержке Каменева игнорировал точное ленинское указание, что не их отношения с Троцким, а отно­шения сосредоточившего власть Сталина с последним пред­ставляют главную угрозу раскола в высшем звене партии и коллективного руководства. Они сблокировались со Стали­ным, который под их прикрытием и их руками начал борьбу с Троцким.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta