Categorized | Эпоха в лицах

Процитированный «запев» ре­чи Рыкова

Повторим еще раз: анализ таких документов должен быть проведен без какого-либо налета сенсационности и предвзя­тости, на строго научной основе. Он необходим не только для понимания экстремальной обстановки тех лет, но и для выяв­ления последствий, близких и отдаленных, подобной практи­ки. Что касается ближайших из них, то нетрудно предполо­жить, что такие действия споссюствовали появлению пред­ставлений, подменявших диктатуру пролетариата диктату­рой партии, от которой рукой подать до диктатуры ее вождей, а потом и вождя.

Но последнее — это уже отдаленные последствия, опосре­дованные целой цепью развертывавшихся позже событий, среди которых свое место занимает и XV партсъезд. Возвра­щаясь в его зал, где звучала рыковская речь, приходится с со­жалением констатировать, что процитированный «запев» ре­чи Рыкова на этом съезде не остался без продолжения. Выска­зав замечания в адрес оппозиции и подчеркнув, что ее лиде­ры не понимают «той пропасти, которая лежит между спора­ми в Политбюро и в ЦК и спорами на улицах и открытых со­браниях», Рыков потребовал «признать, что по «обстановке», которую оппозиция пыталась создать, сидят [в тюрьмах. — Д.Ш. ] очень мало». Далее он заявил:

— Я думаю, что нельзя ручаться за то, что население тю­рем не придется в ближайшее время несколько увеличить. (Голоса: Правильно!)

Очень тяжело приводить это заявление человека, кото­рый одновременно гордился (возможно, и с полным пра­вом), что после того, как он возглавил правительство, за­ключенных в тюрьмах стало меньше, чем в дореволюцион­ные годы113. Конечно, Рыков был далеко не одинок в своих взглядах. Бухарин и некоторые другие партийные руково­дители того времени выступали по таким вопросам значи­тельно резче. На том же XV съезде член ЦКК А.А. Сольц (его называли «совестью партии») предложил разделить со­ветские законы на «хорошие» и «плохие» и действовать только на основе первых. Еще дальше пошел другой член ЦКК — М.Ф. Шкирятов, заявивший, что, «кроме буквы за­кона, должно быть пролетарское революционное чутье». Нетрудно представить, как применялось им это «чутье», когда он в 30-е — начале 50-х годов являлся бессменным заместителем председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б).

Бухарин, Сольц и Шкирятов упомянуты здесь не для то­го, чтобы оправдать Рыкова. Уже подчеркивалось, что боль­шевики когорты Рыкова не нуждаются в оправдании. Уясне­ние противоречий в их деятельности в рассматриваемый пе­риод требует не оправдательного маневрирования или выска­зывания фаталистических сентенций типа «что было, то бы­ло», а нового научного проникновения в тот сложный полити­ческий, морально-нравственный и социально-психологиче­ский комплекс общественных отношений, который склады­вался в 20-е годы.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta