Categorized | Эпоха в лицах

Рассказ о ходе болезни Ленина

Столь относительно подробный рассказ о ходе болезни Ленина, которая, как сказано, заявила себя еще в 1921 году, затем дважды — в начале и летом 1922 года — вынуждала его все более отходить от текущих дел, а с конца того года вообще устранила от повседневного руководства страной и партией, что со следующей весны оказалось необратимым, конечно, не случаен. Титаническая деятельность В.И. Ленина в 1921 — 1922 годах общеизвестна и неоспорима, как неоспоримо и его определяющее воздействие на выработку и реализацию пол­итики Советского государства, сохранявшее огромную мо­ральную силу и в самый тяжелый период последнего года ле­нинской болезни.

Вместе с тем неверно не учитывать ее (как это нередко де­лается) в числе других факторов, влиявших на положение в высшем партийном и государственном руководстве. Уже в 1921 — 1922 годах в нем начались передвижки, пока вроде бы и не такие уж существенные, но вскоре получившие немалое значение. Вынужденный отход Ленина от текущей работы ЦК и его Политбюро, а также Совнаркома РСФСР постепен­но сказывался на соотношении их значения и деятельности, особенно на фактическом статусе последнего, немало опреде­лявшемся тем, что его руководитель был одновременно обще­признанным лидером партии.

Мы как-то не принимаем во внимание и связанную с этим особенность образования правительства СССР в июле 1923 года. Его главой ЦИК СССР утвердил Ленина, тем самым подчеркнув первостепенность этого поста. На самом же деле Владимиру Ильичу не довелось ни одного дня руководить со­юзным Совнаркомом, что не могло сразу же не отразиться на подлинном значении последнего в политической действитель­ности. Отметим, однако, что по традиции, возникшей при Ле­нине, в период его болезни и в первые годы после кончины председательствование на заседаниях Политбюро и на заседа­ниях Совнаркома было совмещено в одном лице. Сначала их вел Каменев, позже Рыков. Но понятно, ни тот и ни другой, как и никто из остальных членов Политбюро, ЦК и прави­тельства, не обладали той мощной силой политического авто­ритета в партии и широких массах, которой обладал Ленин.

Его болезнь и уход их жизни видятся теперь как подлинно драматическая страница нашей истории. Они случились на важнейшем ее рубеже, перехода от войны к миру, в начале осуществления новой экономической политики и осознания реалий послеоктябрьского развития, которые требовали «при­знать коренную перемену всей точки зрения нашей на социа­лизм»54. И не только ее. «Я советовал бы очень, — почти од­новременно (точнее, двумя неделями раньше) сказал Ле­нин, — предпринять… ряд перемен в нашем политическом строе».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta