Categorized | Эпоха в лицах

Разговоры о невиновности Троцкого

Специального разговора о невиновности отца у меня с ним не было потому, что в этом для меня не могло быть ни тени малейшего сомнения. Вся его жизнь, и давно прошед­шее и настоящее, любая мысль и действие были пронизаны и подчинены борьбе за коммунизм в рядах партии Ленина. Это было непреложной истиной для меня с тех пор, как я стала что-либо понимать, так осталось и до этой минуты. Как, чем доказать это, я не знаю. У меня есть только об­рывки воспоминаний и непоколебимая уверенность, осно­ванная на мельчайших крупинках фактов, вместе составля­ющих жизнь человека, но не видимых в отдельности, о чем рассказать невозможно.

Н. Рыкова, 19 августа 1961 года».

Этот документ Наталия Алексеевна озаглавила «О по­следних месяцах жизни А.И. Рыкова перед арестом». Но его действительный временный диапазон значительно шире. Он является одним из свидетельств сгущения с начала 30-х годов атмосферы недоверия, подозрительности и слежки, которая воцарилась не только в среде партийно-государственного ру­ководства и относилась не к одному Рыкову, а, подобно чудо­вищным метастазам, проникала в почти двухмиллионную толщу партии, в жизнь страны.

Какова хроника основных событий, предшествовавших аресту Алексея Ивановича? В то время когда служебный ва­гон наркома связи, возвращавшегося из длительной команди­ровки в Сибирь и на Дальний Восток, приближался к вход­ным стрелкам столичного вокзала, в Москве начался процесс по делу «троцкистско-зиновьевского объединенного террори­стического центра». На его третий день, в пятницу, 21 августа 1936 года, государственный обвинитель Вышинский неожи­данно сделал заявление, что им (в качестве Прокурора СССР) дано распоряжение начать расследование в отноше­нии ряда известных стране деятелей как возможных соучаст­ников судимой «преступной контрреволюционной группы» — Зиновьева, Каменева, Г. Евдокимова, И. Смирнова и др.

Это заявление появилось в субботних газетах. И в тот же день, 22 августа, в подмосковной дачной местности Болшево глухо хлопнул пистолетный выстрел. Ушел из жизни старый большевик Томский, чья фамилия была накануне названа Вышинским первой. Теперь мы знаем, что, сделав трагиче­ский выбор, Томский лишь опередил неизбежное. Все, кто следом за ним был перечислен Вышинским в его зловещем списке, — бывшие лидеры «правых» Рыков, Бухарин и Угла­нов, а также видные «левые» Пятаков, Радск, Серебряков и Сокольников (двое последних к тому времени уже были аре­стованы) — вскоре погибли.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta