Categorized | Эпоха в лицах

Развитие ре­волюционных событий

Неведомой? Ныне, по прошествии десятилетий, как-то непривычно говорить и писать о ней как о неведомой. А ведь именно такой она была для тех, кто вступал в нее, се совре­менников. И даже наиболее прозорливым из них, последова­тельно революционным, еще предстояло убедиться в правоте ленинского прогноза возможности свершения пролетарской революции.

Полагал ли Рыков, что свержением царизма развитие ре­волюционных событий завершилось? Отнюдь нет. «Я вынес впечатление в день приезда моего в Москву, — писал он, — что столкновение демократии (рабочих и крестьян) и прави­тельства созревает с каждым днем».

Едва ли не прямо с Каланчевки вчерашний нарымчанин отправился в центр города, в Лсонтьсвский переулок (пере­

именованный в год гибели Рыкова в улицу Станиславского). Здесь, в так называемой «Капцовкс» — здании, построенном для городского начального училища купцом-меценатом Кап-цовым, неожиданно для себя вписавшим свою фамилию в ис­торию революции, — расположился первый легальный Мос­ковский комитет (МК) большевиков. Заметим, что в Москве еще в условиях революционного подполья сложился ряд пар­тийных центров — наряду с МК действовали с 1905 года Мос­ковский окружной комитет (МОК) — его сменил в 1918 году Московский губком РКП (б) — ас 1906 года (до 1919-го) и Московское областное бюро большевиков (МОБ), руководив­шее партийной работой в 14 центральных губерниях (свыше трети населения страны).

В этих партийных органах Рыкову доведется работать с целой плеядой московских большевиков — Н.С. Ангарским, А.А. Андреевым, М.К. Владимировым, М.Ф. Владимирским, М.С. Ольминским, В.Н. Подбельским, И.А.Пятницким, А.А. Сольцем, Г.А. Усиевичем, П.К. Штернбергом и другими членами МК, а также с Н.И. Бухариным, В.В. Осинским (Оболенским), В.М. Смирновым, Г.И. Ломовым (Оппоко-вым), В.Н. Яковлевой, являвшимися членами МОБ и соста­вившими впоследствии так называемую группу «левых ком­мунистов».

Одних из них он уже знал по подполью и ссылкам, с дру­гими (например, с Бухариным, который вернулся из эмигра­ции в мае) еще предстояло познакомиться, третьих встретил впервые с приходом в «Капцовку». Большевики занимали в ее здании небольшую комнату, заваленную пачками газеты «Социал-демократ»; здесь размешалась и редакция их печат­ного органа. Но вряд ли кто замечал тесноту. К тому же в комнате происходило непрестанное движение — люди входи­ли и уходили, осуществляя постоянный и все расширяющий­ся контакт с бурлящим городом. Если к моменту начала ле­гальной деятельности в московской городской организации было около 600 человек, то уже в апреле их насчитывалось в десять раз больше — 6 тысяч.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta