Categorized | Эпоха в лицах

Руководство большевистской организации

Эту организацию Нина Семеновна использовала в 1914— 1915 годах как явку для бежавших из нарымской ссылки. Она вообще организовывала помощь «нарымчанам». Последними Нина Семеновна занималась в Красном Кресте не случайно.

Не случайно и то, что она оказалась в Москве. Здесь в 1913 году началась се совместная семейная жизнь с А.И. Ры­ковым. С самого начала это была дружная, крепкая семья ре­волюционеров, один их которых не имел не только паспорта, но и постоянной фамилии.

Появившись в Москве в конце весны 1913 года и войдя в руководство местной большевистской организации, Рыков уже в июле был арестован. То был его восьмой арест. Нетруд­но заметить, что за предшествующие годы частота их нара­стала. Едва успев вырваться на свободу, Рыков вновь попадал за решетку или в ссылку. Но усиление преследований не сло­мило его волю, напротив, лишь усилило энергию.

Об этом, в частности, свидетельствует секретное письмо департамента полиции, в котором говорится о его деятельно­сти в последние недели перед июльским арестом. «Рыков яв­ляется наиболее активным представителем московской орга­низации РСДРП. После отбытия административной высылки в Архангельской губернии Рыков прибыл летом [1913 года. — Д.Ш. ] в Москву и стал усиленно восстанавливать связи с фабрично-заводскими рабочими. В Лефортовском партийном районе он устраивал сходки, распропагандировывал рабочих за полотном железной дороги в лесу в местности, называемой Измайловским зверинцем, агитировал за создание стачек протеста по поводу преследования органов печати, сформиро­вал в районе ячейку, долженствовавшую играть роль руково­дящего коллектива в их дальнейшей партийной работе. Ранее Рыков был неоднократно задерживаем на нелегальных собра­ниях рабочих, в том числе на собрании боевой дружины МК. Он занимался все время революционной деятельностью под чужим видом, под чужим именем».

Полицейский документ своим казенным языком поведал о конкретике буден «муравья революции». Впрочем, власть предержащие уже давно знали, что имеют дело с незауряд­ным, «наиболее активным», как отмечено в приведенном до­кументе, противником. Отсюда ужесточение мер по его поим­ке и стремление «упрятать» подальше. Теперь Рыкову пред­стояло увидеть новую для него реку — Обь, по лесисто-боло­тистым берегам которой раскинулся в северной части Том­ского уезда Нарымский край с его суровым климатом. Ссылка в него относилась к числу наиболее тяжелых, по ее истории можно проследить вехи освободительной борьбы в России. Сюда царизм загнал декабристов, здесь мучились участники польских восстаний XIX века, революционеры-народники, шли новые и новые этапы из российских тюрем.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta