Categorized | Эпоха в лицах

Рыковский анализ перспективы развития

Рыковский анализ перспективы развития событий после Февральской революции объясняется, очевидно, не только его «ортодоксией» или «узким прагматизмом». Здесь уместно вспомнить замечание Ленина, сделанное в конце конферен­ции в адрес своего основного оппонента при обсуждении «те­кущего момента» — Каменева. Владимир Ильич показал, что его позиция является не просто личной, а отражает настрое­ние определенных слоев масс. «То, что мы спорим с т. Каме­невым, — говорил он, — дает только положительные резуль­таты… дискуссии, которые веду с ним, очень ценны. Убедив его, после трудностей, узнаешь, что этим самым преодолева­ешь те трудности, которые возникают в массах»21.

Вот так: не «антипартийная позиция», а «положительные результаты» спора, а также дискуссии, которые «очень цен­ны»… Не подтверждает ли это правильность предложенного выше взгляда на ход Апрельской конференции? Представля­ется, что такой ленинский подход к апрельской дискуссии 1917 года имеет не частное, а принципиальное методологиче­ское значение для научного исследования истории споров и разногласий в большевистской среде по тем или иным вопро­сам развития революции, да и последующих лет становления Советского государства.

Одной из органически присущих большевику Рыкову черт являлась высокая партийная дисциплинированность. Вместе с тем, восприняв поначалу решения Апрельской кон­ференции как решения партии, он по мерс стремительного развития революционных событий все более глубоко внут­ренне убеждался в правоте выраженного в них ленинского курса. Не пройдет и полугода со времени апрельских споров о «контроле Советов», как Рыков убежденно заявит на заседа­нии Советов рабочих и солдатских депутатов Москвы: «Без захвата власти рабочими и крестьянами немыслимо торжест­во революции, немыслимо спасение родины». А еще через не­сколько месяцев, в мае 1918 года, с гордостью скажет: «Рус­скому рабочему классу выпало на долю необычайное счастье быть авангардом и застрельщиком социалистического перево­рота». Нетрудно заметить, что приведенные слова полностью совпадают с текстом процитированного выше утверждения Ленина, сделанного при открытии Апрельской конференции.

Эти заявления Рыкова осени 1917 и весны 1918 года круп­ными штрихами отражают его отход от своих представлений весны 1917 года, совершавшийся, конечно, не разом, а в ходе повседневной революционной практики.

Тотчас после возвращения из Петрограда он безоглядно отдался нелегкой и многообразной работе революционера-ор­ганизатора, пропагандиста и агитатора. В качестве последне­го ему вскоре пришлось пережить эпизод, который мог закон­читься трагически.

С весны 1917 года в Москве, как, впрочем, и по всей стра­не, шли почти неумолчные митинги. От зари и до ночной темноты в центре города бушевали две митингующие тол­пы — одна у памятника герою Шипки генералу Скобелеву, стягивавшая со всего города рабочих и солдат, другая — у па­мятника Пушкину, возвышавшегося тогда в начале Тверско­го бульвара, — места сбора «чистой публики».

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta