Categorized | Эпоха в лицах

С гор потоки!

Эти более трети века — ровно половина пройденного сей­час послеоктябрьского пути, и именно та половина, в кото­рую мы сегодня особенно пристально вглядываемся, стремясь осмыслить изначальный, ленинский вектор нашего движе­ния, расчистить его от завалов сталинщины.    1

Конкретные обстоятельства стожились так, что Рыков стал с февраля 1924 года фактически первым действующим главой союзного правительства, то есть Совнаркома СССР. Назначенный за семь месяцев до него на этот пост Ленин, как отмечалось, так и не смог в силу тяжелой болезни приступить к работе. Это, несомненно, важный факт, и историки напрас­но игнорируют его.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что Рыков явился именно тем политическим деятелем, который воплотил пре­емственность ленинского руководства прави ельством. Его отставка в декабре 1930 года с поста председа’ сля Совнарко­ма СССР приобрела этапное значение. Она об >значила грань между двумя периодами в руководстве высшей исполнитель­ной властью страны первых послеоктябрьски < десятилетий: временем Ленина, а также Рыкова, продолж евшего ленин­скую линию политики правительства, и временем Молото-ва—Сталина, говоря обобщенно, сталинщин а, в иерархии которой преемник Рыкова на посту председате «я Совнаркома занял положение «второго лица».

Рыков никогда не был таковым, да и весь дух и стиль ле­нинского руководства исключал подобное. Зато для самого Алексея Ивановича Ленин являлся «первым лицом». Только оговоримся, не нужно это воспринимать прямолинейно и уп­рощенно. Выше не раз отмечалось, что Рыков был революци­онером-ленинцем, представителем ленинской гвардии. Это несомненно. Но всякий раз, употребляя таки^ понятия, не­вольно задумываешься: воспринимаются ли они сегодня в их подлинно жизненном значении? Сталинщина не только из­вратила ленинское учение, но и навязала общественному со­знанию искусственный канонический образ его создателя, к сожалению, формализованный и в последующие десятилетия.

Может, об этом лучше сказать не сухим языком истори­ка, а воспользоваться наблюдением художника. Вот мысли, которыми не так давно поделился с читателями старейший писатель и сценарист Евгений Габрилович, кстати, отдав­ший немало сил созданию киноленинианы: «Существует не­кий стереотип образа Ленина, который выработался по це­лому ряду причин, и он абсолютно оформился, абсолютно отделан и искусством и молвой. На самом деле — насколько я могу судить своей слабой проницательностью — это был человек совершенно другой. Как и всякий человек, он был гораздо многообразнее, более противоречив, чем этот кано­нический образ. Самое скверное, что сделало наше искусст­во, — это канонизация великих людей, когда убирается са­мое интересное, удивительное, противоречивое, человечное в них и создается нечто иконообразнос»*. Немало в этом «преуспели» и историки…

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta