Categorized | Эпоха в лицах

Съезд большевиков

В апреле 1905 года, покинув на время бурлящую Россию, Рыков под фамилией Сергеев появился в Лондоне, куда съез­жались делегаты съезда. То был первый партийный съезд по­сле размежевания летом 1903 года российской социал-демок­ратии на большевиков и меньшевиков. Последние, не желая подчиниться большинству, не прислали своих делегатов в Лондон; они собрались в Женеве, однако в силу малочислен­ности не решились объявить себя съездом.

Подавляющее число местных комитетов избрало на съезд большевиков. Тем не менее он, как, впрочем, и другие доре­волюционные съезды, не был многолюдным. В арендованном для него помещении собралось около сорока человек. Рыков-Сергеев оказался здесь рядом с Л.Б. Красиным, М.М. Литви­новым, А.В. Луначарским, Н.А. Скрыпником, совсем моло­дым, даже по сравнению с ним, 22-летним Львом Каменевым, некоторыми другими партийцами, с которыми он будет встре­чаться и позже.

Вторая поездка за границу принесла и новое общение с Лениным. Короткое, но насыщенное время, прошедшее от их первой встречи, подтвердило, что тогда, в сенешельском до­мике, Владимир Ильич, впервые увидев Рыкова, ведя беседы с ним, не ошибся: революционер явно состоялся. Причем ре­волюционер именно того склада, который Ленин и хотел в нем видеть: убежденный большевик, надежный и стойкий не в силу «слепой веры», а глубокого осознания революционных идей, открытый в спорах за их понимание.

В Лондоне Рыков впервые оказался на партийном съезде, тем не менее он заявил себя его полноправным активным участником. Фамилия Сергеева упоминается в съездовских протоколах едва ли не сорок раз. Он выступает, доказывает, спорит, подает реплики, подчас и своеобразные.

«Я слышу, что товарищ Сергеев свистит…» — иронически заметил Ленин, заканчивая выступление по вопросу об отно­шении рабочих и интеллигентов в социал-демократических организациях. Конечно, это был некорректный способ выра­жения несогласия с выступающим, который, по мнению Ры­кова, несколько преувеличивал значение в рабочих организа­циях интеллигенции. Но не надо забывать, что «свистун» был совсем молодым, едва 24-лстним парнем, да и Владимир Иль­ич был, в сущности, молод, в -ом апреле ему исполнилось всего 35 лет.

Каким-то странным образом этот «эпизод со свистом» выпал из поля зрения нашей литературы, которая с конца 30-х годов потратила немало сил, выискивая (а иногда и на­думывая) «доказательства» расхождения Рыкова с Лениным. В действительности же Лондон вслед за Сенешслем стал для Рыкова «новым классом» ленинской школы.

Он убежденно проголосовал за резолюции съезда, опреде­лившие линию большевиков по руководству борьбой рабочего класса в начавшейся в России первой буржуазно-демократи­ческой революции эпохи империализма. Рыков стал самым молодым по возрасту и революционному стажу среди пяти членов ЦК, избранных съездом.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta