Categorized | Эпоха в лицах

«Шаляпины в области промышленности»

«Шаляпиными в области промышленности» образно и вдохновенно называл Алексей Иванович высококвалифици­рованных «техников» — инженеров, людей науки и культу­ры. Нетрудно представить, с какой внутренней болью и возмущением воспринял он постепенно нараставшие в кон­це 20-х годов гонения на них. Не прошло и нескольких ме­сяцев после его выступления в декабре 1927 года на XV партсъезде, как выяснилось, что он категорически про­тив увеличения «населения тюрем» путем репрессий против специалистов.

«Рыков во время шахтинского дела, — сообщил XVI съез­ду Орджоникидзе, председатель ЦКК (и кстати, заместитель Рыкова по СНК СССР), — очень решительно выступил про­тив той установки, которая была дана ЦК в отношении созда­ния своих технических кадров. Он, помню, пришел на заседа­ние Политбюро, принес целую кипу выдержек из писаний [! — Д-Ш. 1 Владимира Ильича о специалистах и стал дока­зывать, что то, что мы предлагаем, — неосуществимо, что Ильич указывал, что без буржуазных специалистов нам не обойтись, не построить нам социализм и т.д.»

Тут, как говорится, добавить нечего. Что могли значить решительные выступления Рыкова, если и ленинские «пи­сания» (подчеркнем, не только по данному вопросу) были отодвинуты Сталиным и его окружением в сторону? И еще вопрос, на этот раз предположительный. Не оказался ли следующий крупный политический процесс — по делу «Промпартии», — сопровождавшийся ожесточенной кампа­нией против «спецов», в числе последних причин, заставив­ших Алексея Ивановича покинуть пост главы правительст­ва, — ведь то и другое произошло почти одновременно, в декабре 1930 года? Во всяком случае, с назначением его преемника осуществилось почти полное изгнание из народ­ного хозяйства и государственного аппарата более или ме­нее крупных старых специалистов, а в 1931 году не заста­вил себя ждать и третий «судебный» процесс, фактически направленный против них, — дело «Союзного бюро мень­шевиков».

Когда Рыков, зачитывая свои выписки из работ Ленина, пытался доказать на заседании Политбюро, что без использо­вания буржуазных специалистов «не построить нам социа­лизм», думается, он сознавал, что на самом деле обсуждаемая проблема шире и глубже, что она выражает отношение и к со­зданию новой, советской культуры. О ней в двух словах не скажешь. Алексей Иванович принадлежал к той части старой партийной гвардии, которая стремилась оказать сдерживаю­щее воздействие на широко распространившееся *в 20-е годы нигилистическое отношение к культурному наследию. Отда­вая немало сил борьбе за ликвидацию элементарной негра­мотности масс, он вместе с тем был убежден, что дальнейший подъем их культурного уровня связан с развитием не только образования, но и всей духовной жизни страны. «Красный премьер-министр», несомненно, был в числе тех, кто способ­ствовал возникновению в 20-е годы благоприятных (и к сожа­лению, недолговременных) условий для исканий творческой интеллигенции, выявившихся в многообразии литературного процесса тех лет, киноискусства, театральной жизни, живо­писи и т.д.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta