Categorized | Эпоха в лицах

Ши­рокомасштабное развертывание гражданской войны

Примечательно, что это положение, по существу, откры­вает томики собрания статей и речей А.И. Рыкова, изданные десяток лет спустя*. Среди них самый объемистый — первый, относящийся ко времени 1918 — 1920 годов. Его материалы отражают героизм, сложность и противоречивость начального периода жизни Советской страны.

Весна 1918 года, вселявшая надежды на возможность приступа к мирному строительству нового общества, оказа­лась на деле преддверием событий, «в грозе и тревоге» ко­торых, говоря крылатыми словами песни, первый послеок­тябрьский год остался в памяти народной как «боевой во­семнадцатый год» и ушел в историю «по военной дороге». По такой дороге были вынуждены торить свой путь перво­проходцы пролетарской революции и в девятнадцатом го­ду, и в двадцатом…

Это огненное трехлетие вошло в наши учебники истории как период гражданской войны и империалистической интер­венции. Нельзя, однако, не заметить, что в некоторых публи­цистических работах последних лет органическая связь ши­рокомасштабного развертывания гражданской войны с интер­венцией каким-то образом, невольно или вольно, как бы «ис­чезла». Вместе с тем отошло на второй план едва ли не опре­деляющее значение внешних сил. К тому же бытующая до сих пор с времен «Краткого курса» нелепая формулировка «иностранная интервенция» (как будто вторжение извне мо­жет быть «отечественным»!) заслоняет подлинное определе­ние последней, которая может иметь различные формы — и вооруженную, и экономическую, и политическую, и идеоло­гическую и т.д. Если вдуматься, все эти формы так или иначе были применены международным империализмом после по­беды Октября против Страны Советов.

Тень черного крыла интервенции, ее хищные и крова­вые когти, рвавшие российские земли, являются своеобраз­ной и характерной чертой гражданской войны 1918 — 1920 годов. «Вначале Октябрь, — отмечал Рыков, — сравнитель­но мало обеспокоил международную буржуазию. Капитали­стический мир считал, что Октябрьская революция есть только краткий эпизод, историческое «недоразумение». Явился-де какой-то Ленин — новый Пугачев или Стенька Разин, — устроил «бунт» в Петрограде и в Москве. Они рассчитывали, что этот «бунт» будет в короткое время лик­видирован, но затем, когда оказалось, что это не маленький «бунт», а начало большого международного «бунта», буржу­азия прибегла к интервенции для подавления Октябрьской революции».

Развернувшаяся с лета 1918 года широкая борьба на фронтах с интервентами и внутренней контрреволюцией определила в качестве главной и решающей задачи воору­женную защиту завоеваний Октября, превращение Страны Советов в единый военный лагерь. Это непосредственно сказалось и на всей ее народнохозяйственной жизни, по­влекло за собой практически сплошную национализацию промышленности.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta