Categorized | Эпоха в лицах

События 1924—1925 годов

Рассмотрение ее только через призму подоб ых упрощен­ных представлений заслоняет анализ действите еьной расста­новки сил в политическом руководстве и в тол числе — за­рождение в его среде некоторых негативных яв тений. Уже в 1923 году в статье, опубликованной «Правдой», 1.Б. Красин с тревогой отметил, что в работе ЦК влияют «на i тутреннюю и внешнюю политику отдельные личности, а не весь коллек­тив». Это, подчеркнул он, отчасти вызвано полемжением в са­мом ЦК, способствующим «прохождению в ЦК 1а съездах но­вых членов, которые исполняли бы волю отдельных лично­стей». Три года спустя Красин (он скончался еН 1926 году) с сожалением мог бы констатировать, что его тВевожнос на­блюдение подтверждается, и теперь уже не толнко на уровне ЦК, но и Политбюро. В состав последнего noejLie XIV парт­съезда была, так сказать, влита (в качестве как членов, так и кандидатов в члены) целая группа, употребляя термин тех лет, цекистов, подавляющее большинство которой составит со временем ближайшее окружение Сталина. Эта впервые выявившаяся тенденция будет затем, посте XV и XVI парт-съездов, окончательно закреплена, о чем свидетельствуют данные таблицы на с. 317, которые вряд ли нуждаются в ком­ментариях.

Но мы вновь несколько отвлеклись, хотя все только что сказанное, как и рассмотрение ранее ряда событий 1924— 1925 годов, имеет прямое отношение к обозначенной выше задаче общей характеристики положения в политическом ру­ководстве страны 1926 и 1927 годов. Всесторонний анализ этого положения позволяет говорить о равновесии сил, уста­новившемся в то время в высшем эшелоне власти. Можно бы­ло бы сказать даже об определенном единстве, но слишком полярны были два лидера, так или иначе представлявшие тогда объективную расстановку сил в руководстве.

И вот здесь мы подходим, пожалуй, к основному. Если анализировать не только идейную борьбу и теоретические разработки того времени, а преимущественно этим мы неред­ко ограничиваемся, но и действительное состояние руковод­ства партией и страной, реальное осуществление власти и на­личие ее практических функций у конкретных лидеров, или, как говорили, вождей, то следует сделать вывод, что опреде­ляющее значение имел тогда не «дуумвират» (Сталин—Буха­рин), а иное сочетание в группе тогдашних лидеров — Ста­лин и Рыков.

Именно в их руках были сосредоточены главные нити действительной власти (другой разговор, что их отношение к ней и пользование ею были в корне различны). Кремлевский кабинет Рыкова, находившийся на том же этаже здания Сов­наркома, что и ленинский, был известен всей стране, руково­дителям се регионов и национальных республик. К тому вре­мени Сталин тоже покинул Воздвиженку. Его кабинет, рас­положенный на пятом этаже массивного здания на Старой площади, куда переехал аппарат ЦК, не имел такой всеоб­щей известности.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta