Categorized | Эпоха в лицах

Социализм в повседневной жизни

«Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться»", — подчеркнул Владимир Ильич, за­вершая в ноябре 1922 года свое последнее публичное выступ­ление. Эти слова Ленина, а также его последние статьи, на­писанные в конце 1922 — начале 1923 года, были адресованы трудящимся, их партии и прежде всего тому тончайшему ее СЛОЮ, который имел определяющее значение в непосредст­венно практическом руководстве страной.

Именно из его среды, из рядов старой партийной гвардии, вышло, что было закономерно, руководящее ядро, возглавив­шее партию и страну, когда заболел Ленин, а затем и после кончины вождя. Сама непреклонная логика тех лет требовала его единства, всяческого укрепления коллективного руковод­ства. Однако это не было достигнуто. В период примерно с 1923—1924 по 1928—1929 годы такое руководство разруши­лось, и это имело тяжелые последствия для всего дела социа­листического строительства. Раскол первоначального ядра партийно-государственного руководства, складывание руко­водства, в котором Сталин шаг за шагом захватывал ведущее положение, сопровождались нарастающим подрывом автори­тета старой партийной гвардии и в конечном итоге привели к тому, что принятие решений уже не зависело от нее.

И здесь, в изучении указанного периода — один из самых трудных и, что скрывать, наиболее запутанных узлов исто­рии советского общества. Тогда-то и переплелись в сложней­ший клубок нити идейной борьбы вокруг реальных вопросов социалистического строительства — и она была главной — с нитями, казалось бы, второстепенной для коренных больше­виков амбициозной борьбы за свое руководящее положение, ставшей у части из них едва ли не наиболее существенной. Этот клубок неуклонно нарастал в ходе внутрипартийной борьбы сначала с Троцким и его сторонниками (1923—1924), затем с возглавленной Зиновьевым и Каменевым «новой оп­позицией» (1925), потом с совместным троцкистско-зиновь-евским выступлением (1926—1927) и, наконец, с «правыми» (1929), лидеры которых — Рыков, Бухарин и Томский — ни­каких личных притязаний никогда не проявляли, но зато именно в их устранении открыто выявились авторитарные ус­тремления Сталина и вольная или невольная поддержка их частью старых большевиков. В этой с каждым годом обост­рявшейся обстановке Сталин и складывавшееся его ближай­шее окружение все более настойчиво навязывали оценку идейных расхождений, а затем и любого несогласия с ними по жестокой мерке широко известной теперь «конвойной молит­вы»: шаг влево, шаг вправо…

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta