Categorized | Эпоха в лицах

Участники «новой оппозиции»

Неизвестно, что думал в этот момент Каменев, стоя на трибуне перед бушующим залом. Но сознавал ли он, что ска­занные им слова правды о Сталине сводились на нет его ак­тивным выступлением совместно с Зиновьевым и другими участниками «новой оппозиции» против линии партии в со­циалистическом строительстве, в разработке которой он ра­нее принимал участие? Такое маневрирование не могло встретить поддержку большинства делегатов, тем более что оно не сопровождалось честным признанием Зиновьевым и Каменевым собственной грубой политической ошибки, не­принципиального отношения к ленинскому «Завещанию».

В совпадении дат и чисел есть порой какая-то магия, и их чисто случайное сочетание невольно обретает некую симво­лику. Только что приведенные каменевские слова прозвуча­ли ровно двадцать три месяца спустя после того, как мороз­ным вечером 21 января 1924 года из Кремля выехали автоса­ни, направившиеся по заснеженному шоссе на Горки, к еще не уложенному в гроб телу Ленина.

Заметим также, что они прозвучали в день рождения Ста­лина — 21 декабря. Тогда, в конце 1925 года, ему, а несколь­кими неделями раньше и его одногодку Троцкому исполни­лось сорок шесть. Пройдет четыре года, и свою круглую дату каждый из них встретит по-разному. Троцкий в 1929 году пе­ресечет советские территориальные воды и высадится изгнан­ником на турецком островке. Для Сталина тот год станет во­истину «годом великого перелома» — окончательного развала им Политбюро, сформированного при Ленине, и самоутверж­дения «рулевым большевизма».

Автосани, мчавшиеся в ночь 21 января 1924 года, безна­дежно запоздавшая речь Каменева 21 декабря 1925 года, га­зета «Правда» за 21 декабря 1929 года с передовой статьей

«Сталин» и шлейфом славословящих его статей и приветст­вий… Три 21-х календарных числа…

В начале их — январское, когда, как помнит читатель, под брезентовым верхом автосаней рядом с Бухариным, Том­ским, Калининым тесно прижались друг к другу Зиновьев, Каменев и Сталин. Менее двух лет потребовалось, чтобы сое­динительное «и» в перечне этой тройки разом исчезло. Это коснулось не только их судеб, но и судеб партии и страны. Напомним еще раз, что нельзя сводить внутрипартийную борьбу тех лет только к соперничеству партийных лидеров. Но вместе с тем невозможно не видеть и столкновения лич­ных амбиций — чрезмерно хватающего самоуверенностью Троцкого, Зиновьева и Каменева с неслучайностью их «ок­тябрьского эпизода», хитро и коварно маневрирующего Ста­лина-Борьба с Троцким в 1923 — 1924 годах, выступление «но­вой оппозиции» Зиновьева и Каменева в конце 1925 года и поражение ее на XIV съезде ВКП(б) стали основными вехами свершившегося раскола в высшем звене партийного руковод­ства, что создавало новые возможности для дальнейшего ут­верждения власти Сталина. Некоторые авторы, главным об­разом западные, даже считают XIV съезд партии рубежом се оформления. Думается, что это неоправданное суждение.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta