Categorized | Эпоха в лицах

Восстановление смертной казни

В то же время с другой стороны Тверской, от Московского Совета до Страстной площади (теперь Пушкинской), накап­ливались цепи буржуазии, офицеров и добровольцев из числа сторонников Временного правительства. Около здания "Мос­ковского Совета уже не образно, а зримо пролег водораздел между поднимающимися массами и противниками револю­ции. Попытка последних разгромить московские революционные организации была сорвана. Тем не менее июльские со­бытия показали, что меньшевистско-эсеровское руководство Московского Совета (как и Петроградского и ряда других Со­ветов страны, их ВЦИК) превратило его, по существу, в при­даток правительства. Двоевластие, сложившееся в стране в результате Февральской революции, кончилось. Таков был один из основных итогов третьего, июльского революционно­го кризиса.

Выступая на заседании Московского Совета после июль­ских событий, Рыков отметил резкое падение престижа «ре­волюционных партий». В силу их позиции «нигде не было так тихо, как в [Московском] Совете рабочих депутатов», в то время как казаки и юнкера обыскивали петроградские рабо­чие кварталы, закрывали профсоюзы и громили левые типо­графии. От имени большевистской фракции Совета он четко высказался против поддержки формируемого «социалистом» Керенским коалиционного правительства, которое не заслу­живает никакого доверия.

Говоря о конкретных проблемах, Рыков указал на необ­ходимость рабочего контроля на производстве и резко осудил восстановление смертной казни. По этому вопросу «мы ув­лекли за собой большинство, и Московский Совет вынес резо­люцию протеста», — отмечалось в докладе московской орга­низации VI съезду партии.

Для участия в его работе Рыков в двадцатых числах июля опять отправился в Петроград. Решение о созыве пар­тийного съезда было принято ЦК, избранным на Апрельской конференции большевиков, еще 18 июня — в день начала второго революционного кризиса. За три дня до июльских событий «Правда» сообщила: «По соглашению между ЦК РСДРП и Междурайонным комитетом (объединенные боль­шевики и меньшевики-интернационалисты) составлено Ор­ганизационное бюро по созыву партийного съезда». Для уча­стия в съезде24 приглашались «все социал-демократические организации, стоящие на почве интернационализма: органи­зации, связанные с ЦК [избранным на Апрельской конфе­ренции. — Д-Ш. ], межрайонцев, меньшевиков-интернацио­налистов25 и пр.». Июльские события значительно осложнили подготовку съезда. Она сопровождалась кампанией лжи и травли боль­шевиков, особенно Ленина. Циркуляр Временного прави­тельства о его розыске и аресте «как немецкого шпиона» пришел и в Москву. В числе тех, кто принял его к «неукос­нительному исполнению», был председатель Якиманской районной управы меньшевик А. Вышинский. Двадцать лет спустя, подрагивая от притворного возмущения уже поседев­шей щеточкой усов, этот оборотень с еще большей «неукос­нительностью» будет обвинять в «шпионской деятельности» Рыкова и других большевиков, отданных Сталиным ему на расправу.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta