Categorized | Эпоха в лицах

Восточные ворота современной Москвы

Восточные ворота современной Москвы носят гордое на­звание: проспект Энтузиастов. Когда-то здесь начинался Вла­димирский тракт. «Пойдешь гулять по Владимирке!..» — так говорили о тех, кому грозил кандальный путь в Сибирь. Им прошли виноватые и невинные, уголовники, бытовики и пол­итические. В память о последних и получил современный мо­сковский проспект свое название.

В ноябре 1913 года отправился, правда не в кандальной колонне, а в арестантском, как его называли, «столыпин­ском» вагоне, с очередным этапом в далекую Томскую губер­нию и Рыков. О том, что такое этап, он знал хорошо — уже четырежды ходил им, но этот оказался особенно тяжким. В одном из первых писем он сообщал Нине Семеновне: «Гру­бость солдат неимоверная, конвоиры от Пензы дрались и из­били нескольких арестованных. Мои руки несколько раз ско­вывали с руками соседа. В самарской тюрьме нас разместили в одной камере более 100 человек. Спали на асфальтовом по­лу. Паразитов масса, неисчислимое количество, когда зажгли огонь, все снимали с себя белье и начиналось истребление. Спать было невозможно. Подумать только, что я перенес эти муки пять раз и до сих пор не помер — удивительно!»

Оправившись от мук этапа, принесенной с него болезни, Рыков активно входит в политическую жизнь ссылки, жадно ловит вести о выступлениях рабочих Петербурга, других про­мышленных центров страны, точно оценивает надвигающую­ся мировую войну. В самый канун се, когда сербский терро­рист Таврило Принцип уже сделал в Сараево роковые выстре­лы в австрийского эрц-герцога, нарымский ссыльный, вдумы­ваясь в скупые сообщения, приходившие «на край света», прозорливо писал: «Невозможно, чтобы европейская война прошла без всякого влияния на наши внутренние дела. Если же к войне прибавить неурожай, промышленный и финансо­вый кризис, холеру и чуму, то перспективы «послаблений» расширяться до масштабов 5-го года. Такая сумма недо­статков и бедность способны раскрутить самого заскорузлого мужичка. Неизбежно придется «ублажать низы», но все это выяснится к концу войны. Сначала же будет патриотический угар и торжество «твердой власти».

Прогноз оказался верен как относительно начала войны с его взрывом «ура-патриотизма», включая «социал-шови­низм», так и ее общего значения — мощного катализатора ре­волюции. Надо ли поэтому удивляться, что Рыков полностью воспринял ленинскую оценку войны как империалистиче­ской, задачу превращения ее в гражданскую. Со временем и с немалым трудом удалось наладить связь с Швейцарией, где находился Владимир Ильич, завязать переписку с Н.К. Круп­ской — секретарем заграничной группы большевиков.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta