Categorized | Эпоха в лицах

Возвращение Рыкова из-за границы

Ко времени своего появления на Мари-Роз Рыкову только что исполнилось тридцать лет. Нина Семеновна Маршак (де­вичью фамилию она носила до 1917 года, так как Рыков яв­лялся «беспаспортным») была тремя годами моложе. Она ро­дилась и выроста в Ростове-на-Дону, а поспе окончания гим­назии оказалась в Берне — другой возможности приобрести медицинское образование не было, дорога в высшие учебные заведения для женщин в России была, как известно, заказа­на. И все же получить его ей довелось только в советское вре­мя. В 1903 году юная ростовчанка, еще в гимназическое вре­мя вовлеченная в революционные кружки так называемой Южнорусской группы учащихся, сделала свой выбор. Она включилась в нелегальное распространение «Искры», участ­вовала в провозе партийной литературы в Киев, Полтаву, Ро­стов-на-Дону и встретила свое девятнадцатилетие членом большевистской партии.

Потом Рыковы, наверное, не раз вспоминали, как близко сходились их пути в большевистском подполье Москвы, Одес­сы, других городов, где Нина Семеновна выполняла партий­ные поручения. В 1908—1912 годах она вновь за границей, работает, как говорили тогда, на нелегальном транспорте, выполняет задания Ленина, бывает у Надежды Константи­новны и Владимира Ильича в их парижской квартире, где и состоялась ее первая встреча с Рыковым в тот навсегда памят­ный для них летний день 1911 года.

Неизвестно, сразу ли у них возникло взаимное чувство. Во всяком случае, прошло два года, прежде чем было принято окончательное решение. Сохранив добрые товарищеские от­ношения, которые, как стало теперь ясно Нине Семеновне и ее первому мужу, Пятницкому, только и связывали их, они расстались. Нина Семеновна стала женой нелегала Рыкова. Наверное, и для него эти два года были в личном плане не очень спокойными.

Рыков приехал в Париж, конечно, не для того, чтобы про­сто увидеться с Лениным. В предшествующие недели он был занят выполнением поручения Владимира Ильича, связанно­го с подготовкой созыва совещания членов ЦК РСДРП. 28 мая — 4 июня (10—17 июня) такое совещание состоялось; правда, в нем участвовали только члены ЦК, находившиеся за границей (от большевиков — Ленин, Рыков, Зиновьев). На нем была образована Организационная комиссия по созыву всероссийской конференции РСДРП и принят ряд мер для возрождения партийного центра.

Получив связанные с этим практические задания, Рыков выехал в Россию. Его зарубежная поездка 1911 года оказа­лась последней в дореволюционный период. В следующий раз он пересечет границу лишь в 1921 году, направляясь в Герма­нию на лечение.

Возвращение из-за границы оказалось более неудачным, нежели два года назад. Едва Рыков покинул московский Александровский (ныне Белорусский) вокзал, как был схва­чен*. Продержав девять месяцев в тюрьме, его сразу же, как сошел лед на Пинеге, отправили в те места, куда он под име­нем Али посылал в минувшем году открытки из Парижа.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta