Categorized | Эпоха в лицах

Возвращение Рыкова в Россию летом 1909 года

В этой связи уместно привести относящиеся к тому време­ни слова Г. Ломова (Оппокова) об отношении Ленина к Рыко­ву. Владимир Ильич, отмечал он, ценил в Рыкове «прежде всего его неутомимую энергию, его ясную голову и бурный темперамент. Он считал его одним из самых талантливых практиков, который может поставить организацию при самых трудных условиях, в любой местности, в любом городе. Вла­димир Ильич высоко оценил умение Алексея Ивановича под­ходить к простому рабочему и крестьянину, его умение сли­ваться с их интересами умом и сердцем». Последнее стоит за­метить особо — уже в ту пору складывались черты, которые будут свойственны будущему государственному деятелю.

В свой приезд в Париж в начале лета 1909 года Рыков за­держался здесь на несколько недель. Он принял участие в ор­ганизации и проведении в июне совещания расширенной ре­дакции большевистской газеты «Пролетарий» (фактически Большевистский центр), созванного для сплочения больше­вистских сил против «отзовистов», укрепления позиций в борьбе за революционную РСДРП. Протоколы совещания свидетельствуют, что товарищ Власов председательствовал на первом заседании. Затем он выступил с докладом о мень­шевистской партийной школе на Капри, которая «стремится сделаться партийным центром», сыграть, как он выразился, роль троянского коня в «завоевании» реформистами РСДРП. Совещание приняло подготовленную им по этому вопросу ре­золюцию.

Вместе с тем, захваченный революционной практикой, он явно недооценил значение философских разногласий, обна­ружившихся в среде социал-демократии. Выступая на сове­щании в связи с выборами редакции, он говорил: «Я бы воз­держался от голосования, ибо я не философ… Должен ука­зать, что при выборах в редакцию ЦО [центрального печат­ного органа. — Д-Ш. ] товарищи руководствуются политиче­скими и тактическими взглядами, а не философскими. В этом направлении я намерен поступать и дальше».

Объективности ради надо сказать, что такой неверный взгляд был, в общем-то, распространен между «практиками». К примеру, один из них — Сталин, занял неправильную по­зицию в отношении имеющей огромное идейное значение ра­боты В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» (1909), вообще считал ленинскую борьбу с оппортунистами в РСДРП «заграничной бурей в стакане воды».

Возвращение Рыкова в Россию летом 1909 года было быс­тро зафиксировано петербургскими жандармами. «Известный член центрального комитета партии, кличка Алексей, — те­леграфировали они своим коллегам, — возвратился в Моск­ву». Фальшивый паспорт на имя харьковского мещанина Бе­лецкого не помог: в сентябре товарищ Алексей оказался в од­ной из московских тюрем и после трехмесячной «отсидки» от­правлен этапом в архангельскую ссылку. Пришло время уви­деть Северную Двину и се приток Пинегу с одноименным по­селком.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta