Categorized | Эпоха в лицах

Всероссийский штаб — ЦК РКСМ

От коминтерновского здания (дом № 1) рукой подать до стоящего по той же стороне улицы дома № 5, который, со­гласно московским преданиям, описан Л. Толстым в «Войне и мире» как дом Пьера Безухова. Скорее всего это легенда. Но есть у него и своя, подлинно легендарная в лучшем смысле этого слова пора. В нем в первые советские годы находился Секретариат ЦК РКП (б); здесь не раз бывал В.И. Ленин, ра­ботали секретари ЦК той поры — Е.Д. Стасова, Н.Н. Кре­стинский, Е.А. Преображенский, Л.П. Серебряков, В.М. Мо­лотов. Дом невелик, да и центральный партийный аппарат был относительно невелик. Ко времени введения в апреле 1922 года должности генерального секретаря и избрания на нее И.В. Сталина (вскоре аппарат ЦК переехал в массивные здания на Старой площади) здесь работало около 350 членов партии, примерно 240 беспартийных технических сотрудни­ков, немногим более десятка комсомольцев.

Их всероссийский штаб — ЦК РКСМ — располагался на противоположной стороне улицы. Нынешним посетителям Центрального универмага «Военторг» невдомек, что его зда­ние знало иные времена. Построенное в начале века Эконо­мическим обществом офицеров Московского военного округа, оно имело и жилую часть, один из подъездов которой вел в квартиры, занятые в 20-е годы учреждениями, в том числе Истпартом*, развертывавшим изучение революции и совет­ской эпохи, а также Центральным Комитетом комсомола. В комнатах Истпарта царила тишина, зато в «комсомольской квартире» бились страсти крепнущего молодежного союза, принимались подчас неожиданные решения: обязать 17-лет­него Сашу Жарова, едва ступившего в поэзию, немедленно создать марш советской пионерии. «Взвейтесь кострами, си­ние ночи…» — эти песенные слова вырвались отсюда, были подхвачены поколениями молодых энтузиастов.

И из того же подъезда в один из мартовских дней 1923 го­да вышел никому не известный тогда писатель Дмитрий Фур­манов с авторскими экземплярами только что выпущенной Истпартом своей первой книги. Бывшему военкому не сужде­но было дожить до той поры, когда по соседней улице Герцена (в прошлом — Никитской) двинутся колонны с транспаран­тами: «Мы идем смотреть «Чапаева»!» Несколько месяцев Большой зал Московской консерватории находился в руках необычных хозяев — киномехаников.

Но то будет значительно позже, одиннадцать лет спустя. Сейчас же, в 1923-м, улица полнилась приметами своего вре­мени, возраставшей людностью, впервые становившимся за­метным автомобильным движением, ожившими после воен­ного лихолетья трамваями с их педальным отрывистым звоном, пристуком колес и скрежетом при стрелках, особенно звучным на резком повороте перекрестка с Моховой — тепе­решним проспектом Маркса.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta