Categorized | Эпоха в лицах

Выбор в буре

В биографической справке об Алексее Ивановиче Рыкове, опубликованной на первых полосах воскресных газет 3 февраля 1924 года и составленной в соответствии с жанром таких документов в лаконично-информационной форме, есть примечательная обобщающая фраза: «Всю свою жизнь про­вел на революционной работе в России».

За этими скупыми словами — многое, и прежде всего при­надлежность к той когорте революционеров, которая после переломного 1917 года будет названа старой большевистской гвардией. Считается, что к моменту выхода из подполья во время Февральской революции 1917 года в ее рядах насчиты­валось 24 тыс. человек — членов созданной и руководимой В.И. Лениным единой общероссийской партии (в 1917 — на­чале 1918 года — РСДРП(б), с 1918 года — РКП(б), с 1925 года — ВКП(б), с 1952 года — КПСС). Значение этой когорты в свершении социалистической революции, ее воору­женной защите и коренных преобразованиях вчерашней Рос­сийской империи трудно переоценить.

Именно ее представители встали с октября 1917 года у ру­ля управления страной. В предшествующей главе названо шестьдесят высших государственно-политических руководи­телей, в среде которых проходила в начале 20-х годов дея­тельность Рыкова.

Конечно, это далеко не все старые революционеры, играв­шие ведущую роль в общественно-политической жизни стра­ны в первое десятилетие Советской власти. Но названные шестьдесят руководителей в целом характеризуют их общий облик. Практически каждый из них еще до свержения цариз­ма в феврале 1917 года прошел нелегкую дорогу революцион­ной борьбы. Исключения единичны, и их нетрудно перечис­лить: в мае 1917 года вступил в партию белорусский учитель Александр Червяков, двумя месяцами позже стал на фронте большевиком Василий Яковенко — в будущем один из руко­водителей сибирских партизан, в 1918 году оформил свою принадлежность к большевистской партии врач-азербайджа­нец Газанфар Мусабеков. Позже других вступили в партию два самых молодых члена высшего руководства — 25-летний узбек Файзулла Ходжаев (1921) и 28-летний туркмен Надир-бай Айтаков (1922), а также специалист-статистик Павел Попов, ставший членом РКП (б) с 1924 года.

У всех остальных (кроме Троцкого, принятого в партию летом 1917 года, и Чичерина — в январе 1918 года) в партий­ных билетах значилась принадлежность к большевикам за­долго до 1917 года. Особенно показательна в этом смысле группа руководителей, входивших в 1923 году — году образо­вания правительства СССР — в число членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК РКП (б), председателей ЦИК СССР и членов общесоюзного правительства*. Они составили почти половину (25 человек) из названных в предшествующей гла­ве высших партийно-государственных деятелей, образовали их своеобразный остов и вместе с тем (за отдельными исклю­чениями) принадлежали к числу тех, кто в начале столетия создал основу старой большевистской гвардии.

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta