Categorized | Эпоха в лицах

Взрослое население СССР

Таков в грубых чертах набросок социального портрета Саратова времен детства и юности Алексея Рыкова. В изве­стной мере это был город чиновников и купцов, владельцев небольших предприятий, перерабатывавших сельскохозяйст­венное сырье. В 1895 году в городе уже насчитывалось до полутора тысяч рабочих. С ранней зарей они шли к несколь­ким десяткам «промышленных заведений», самыми крупны­ми среди которых были железнодорожные мастерские (на них было занято до 250 рабочих). На следующем месте по числу занятых находились табачные фабрики и чугуноли­тейные предприятия (в среднем по 60—90 рабочих). На каждой из сорока паровых мельниц и обрабатывавших под­солнечник маслобоек трудилось от 10—15 до 30—40 работ­ников. Имелось в городе и несколько типографий, мылова­ренных заводиков, небольших предприятий, производивших минеральное масло.

Остальное взрослое население кормилось ремеслами (в городе было свыше 12 тыс. сапожников, портных, столяров и др.), торговым огородничеством, сезонными заработками (в том числе и у колонистов), подсобными занятиями. Круглый год шли грузовые работы на товарной станции, катившей ва­гоны от Волги. А когда река освобождалась от зимней спячки и становилась судоходной, вереницы грузчиков тянулись к пристаням. На примыкавших к ним песчаных косах летними ночами вспыхивали артельные костры, вперемешку с горожа­нами теснился пришлый люд, появлялись бурлацкие ватаги, суровая жизнь которых с развитием пароходства все больше сходила на нет.

Весь этот многоликий мир, с его повседневным трудом, заботами и бедами, мир больших и малых контрастов, богат­ства и обнаженной нищеты или с усилием прикрытой бедно­сти, свойственной и Рыковым, годами не просто откладывал­ся в сознании подрастающего гимназиста, но и пока еще не вполне осознанно выталкивал его из обычной колеи, которая с получением образования вела к большему или меньшему личному благополучию. Недавно драматург Александр Гель­ман заметил, что большевистская партия с ее гуманистиче­скими идеалами началась не с того, что ее основатели однаж­ды прочитали Маркса, а «с человеческого возмущения тяже­лым положением трудящихся классов, большинства народа, с сочувствия, сострадания униженным и оскорбленным. Пар­тия выросла из гуманистических устремлений, это ее общече­ловеческие питающие корни». Трудно не согласиться с этим замечанием, размышляя над судьбой юного Рыкова — одного из многих будущих строителей партии. Не здесь ли, на малой родине, возникли зачатки той высокой нравственности и гу­манизма, которые затем разовьются и станут неотъемлемыми качествами большевика Рыкова?

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta