Categorized | Эпоха в лицах

Значительное ухудшение состоя­ния здоровья Ленина

Това­рищи предполагали сделать это заседание особенно торжест­венным. Пригласили фотографа, заготовили приветственные речи. Но все вышло иначе. Владимир Ильич как-то незамет­но вошел в зал из своего кабинета, сел на председательское место, открыл заседание и приступил к деловому обсуждению повестки, не дав никому произнести речей. Владимир Ильич согласился только сфотографироваться вместе со всеми, и то лишь после окончания работы».

Этот уникальный фотоснимок десятилетиями публико­вался (а иногда и сейчас перепечатывается по неведению) с большим грязно-серым пятном рядом с креслом Ленина. Сни­мок делал один из лучших фотомастеров того времени П.А. Оцуп, и он, конечно, никак не повинен в этом пятне. Оно — дело рук других «мастеров». Установив на штативе свой громоздкий аппарат, Оцуп сделал несколько снимков. На оригинале одного из них — рядом с сидящим в кресле Вла­димиром Ильичем стоит Рыков. Его лицо чуть тронуто свой­ственной ему полуулыбкой, да и как не улыбнуться — вчера состоялась обстоятельная беседа с Ильичем, нынче под его руководством собрался Совнарком…

Грязно-серое пятно смыло не только фигуру Рыкова, а и находившегося обок с ним Льва Борисовича Каменева. Еще один заместитель председателя Совнаркома — Александр Дмитриевич Цюрупа — сидит в группе участников заседания за общим столом.

Пройдет немногим более девяти недель, и эти три челове­ка — Рыков, Каменев и Цюрупа будут в числе последних, с кем Ленин встречался в своем рабочем кабинете.

Они предполагали увидеться назавтра, в среду, 13 декаб­ря 1922 года. Но та среда положила отсчет новому тяжелому приступу ленинской болезни. «С большим трудом, — записа­ли лечащие врачи, — удалось уговорить Владимира Ильича не выступать ни в каких заседаниях и на время совершенно отказаться от работы. Владимир Ильич в конце концов на это согласился и сказал, что сегодня же начнет ликвидировать свои дела». В ночь с 15-го на 16-е, а затем в еще одну тяже­лую ночь — с 22 на 23 декабря — его здоровье резко ухудши­лось, наступил паралич правой руки и правой ноги.

И опять прошло немногим более девяти недель, на этот раз от конца декабря до начала марта, когда был совершен подвиг. Прикованный к постели, страдая от тяжелейшего не­дуга, Владимир Ильич проявил еще одно сверхусилие — про­диктовал ряд документов и шесть своих последних статей.

Тем временем болезнь — склероз сосудов головного моз­га — неотвратимо развивалась. Ее новое обострение, начав­шееся 6 марта, три дня спустя привело к усилению паралича правой части тела и, наверное, к самому безысходно-тяжело­му — потере речи. 14 марта «Известия» опубликовали прави­тельственное сообщение о значительном ухудшении состоя­ния здоровья Ленина, началась публикация медицинских бюллетеней о его болезни.

Через два месяца Владимира Ильича перевезли из Крем­ля в Горки. Он навсегда, кроме короткого приезда 18 — 19 ок­тября 1923 года, покинул Москву…

Нет меток для данной записи.

Comments are closed.

Реклама

Рубрики:

Реклама

Статистика:

Meta